доллар    56.45 $
евро 63.13 €
30 мая, 01:49
Погода в Грозном +13 в Грозном

Машар Айдамирова: Отец для меня всегда был примером

30 октября в 17:46 (2009 г.)
30.10.2009 /17:46/ Она родилась в селении Мескеты Ножай-Юртовского района, в семье известного чеченского писателя Абузара Айдамирова. Отец давно загадал, если родится дочь, то назовет ее Машар, что в переводе на русский язык означает  мир, спокойствие. Но девочка с детства была непоседливым, шаловливым ребенком. Она росла в интеллигентной творческой семье, где на детей никогда не кричали, а тем более не били. Мать часто и по большей части безуспешно делала ей внушения, стараясь убедить вести себя скромнее, как и подобает девочке, пока в 14 лет с Машар не произошел  случай, за который ей пришлось поплатиться прекрасными длинными косами. Как-то к ее отцу приехал гость. Он привязал коня к забору и зашел в дом. Машар признается, что с раннего детства мечтала прокатиться верхом. По забору она вскарабкалась в седло. Но животное оказалось с норовом.  Конь начал брыкаться, стараясь сбросить всадницу, которая мертвой хваткой вцепилась в его гриву. Ограда состояла из острых кольев, и конь чуть не убил девочку. На ее крики из дома выскочили родители и гость, который утихомирил животное и еле оторвал девочку от его гривы.  Машар очень испугалась, но сильнее страха был стыд перед незнакомым человеком. А еще она видела, как неловко и стыдно за нее было родителям.

Абузар даже не упрекнул дочь за этот поступок. Мать же просто завела дочку в дом, взяла ножницы и наголо остригла, несмотря на то, что приближалось   первое сентября и Машар должна была пойти в 8-й класс. У девочки были длинные роскошные волосы, но она не проронила ни слова, так как осознавала  свою вину. По воспоминаниям Машар, с этого момента у нее поменялся характер, и она заметно поутихла. С детства  Машар тенью ходила за отцом, и он этому не препятствовал. Когда у нее спрашивали, кого она больше любит, девочка всегда затруднялась с ответом, но почему-то смотрела на улыбающегося отца, а мать, поймав этот взгляд, говорила: «Правильно, любите его. Добрее и лучше вам не найти».

– Думаю, она поступала правильно, – вспоминает Машар. – Это было своего рода воспитание, имеющее целью научить уважать и чтить своего отца. Что же касается моего имени, то оно все-таки сыграло важную роль в становлении моего характера и часто удерживало от необдуманных поступков.

По словам Машар, на становление ее личности и выбор профессии оказали серьезное влияние творческие встречи, которые проводились у безымянного озера, находившегося недалеко от их дома. Здесь в дружеской атмосфере писатели и другие гости отца обсуждали вопросы чеченской истории, литературы и искусства. А так как Машар  всегда была возле отца, она глубоко прониклась незабываемой атмосферой этих встреч. Даже сейчас, спустя время, когда ей бывает плохо, она идет к тому озеру, чтобы восстановить силы,  зарядиться позитивной энергией.

– Находясь в этом месте, я как будто вновь слышу голоса тех людей, – продолжает она. – Я тогда  не выезжала за пределы села, и мне казалось, что весь наш народ состоит из таких же добрых, благородных, гуманных, одухотворенных людей,  как Арби и Магомед Мамакаевы, Халид Ошаев, Ахмад Сулейманов, Раиса Ахматова и других. Приезжали к отцу и многочисленные друзья из Грузии, Осетии, Кабардино-Балкарии. Работая  директором школы, он был в то время очень загружен и садился писать не раньше  12 часов ночи. Мне казалось, что он вообще не отдыхает. Сейчас я понимаю его как никогда, так как по роду своей деятельности мне тоже приходится часто встречаться с людьми. Кроме того, у меня четверо детей, которые требуют внимания. Так что заниматься творчеством тоже приходится по ночам.

Родители всегда оберегали нас, детей, от любого негатива. По царившей в доме атмосфере мы думали, что у родителей всегда все в порядке. Между тем, у отца хватало проблем, в том числе и с властями. Тогда мне казалось, что у такого доброго, благородного и честного человека не может быть неприятностей. Впервые я поняла, как ему бывает плохо и трудно, в 12 лет. Первый его роман, в котором он правдиво описал прошлое нашего народа, вышел на чеченском языке, и власти как-то не обратили на него внимания, но с изданием этого произведения в переводе на русский произошла загвоздка. Власти потребовали убрать из книги непонравившиеся им места.

Однако отец не мог на это согласиться.  «Я уже не буду прежним Абузаром, если позволю сделать это», – говорил он. Наша мама была мудрой женщиной и во всем поддерживала отца. Она согласна была переносить вместе с ним все трудности, в том числе и финансовые, отказавшись от издания романа. С тех пор я сама начала искать ответы  на многие вопросы,  по-новому вчитывалась в произведения отца, чтобы понять, что же он хотел в них сказать. В своих мемуарах отец признался, что тем писателем, каким его знают, он стал благодаря нашей матери.  И я считаю, что супружеская жизнь прежде всего должна основываться на терпении, преданности, поддержке и понимании.  И когда она умерла, он, несмотря на наш менталитет, первым из чеченских литераторов посвятил новую книгу своей верной спутнице жизни. Я всегда говорила отцу, что стану писателем, но он считал, что у женщины другое предназначение. Она  не должна приносить в жертву литературе семью, детей. Поэтому, когда я все же попробовала писать, отец не поддержал мои литературные опыты, хотя другим молодым писателям помогал развивать талант. Однако я чувствовала, что именно в этом смысл моей будущей жизни.

В школе я училась с удовольствием, увлекалась литературой, русским и чеченским языками больше, чем другими дисциплинами. С 16 лет начала писать стихи. Отец говорил, что в них нет ничего женственного, никакой лирики. В них сквозил чеченский дух.  Мне всегда хотелось поработать в приключенческом жанре, и я начала изучать историю, литературу, собирать по крупицам материал. Написав четыре первых главы будущей повести,  попросила посмотреть отца, который одобрил стиль, язык и  посоветовал поработать над военной тематикой последних лет. Именно этим я и занялась, попытавшись показать, что чувствует народ и каждый человек в отдельности, оказавшийся в водовороте подобных событий. По рассказам очевидцев и на основе пережитого я издала  свой первый сборник новелл, который вышел в 2004 году. Он назывался «Долгая дорога в ночи». Мои рассказы публиковались  в местных газетах и журналах. С тех пор отец поверил в меня. В 2007 году я написала книгу на чеченском языке по мемуарам отца «О жизни и творчестве А.Айдамирова», а в 2008-м выпустила сборник рассказов «Спой колыбельную, нана».

У Абузара Айдамирова была прекрасная домашняя библиотека, но когда ему стали препятствовать в издании  книги и средств на жизнь стало не хватать, пришлось ее продать. По словам Машар, Абузар воспитывал в детях бережное, уважительное отношение к книге.  Он терпеть не мог, когда загибали страницы, бросали книгу, брали ее грязными руками или не ставили на прежнее место. Библиотека у него была всегда в идеальном порядке. Прежде чем войти в эту святая святых, Машар сначала перечитала все интересные  книги в школьной, а затем и в сельской библиотеке, – таково было требование отца. Он не любил, когда дети прочитывали книгу быстро, и всегда задавал вопросы, пытаясь понять, что они из нее усвоили.  Машар не нравилось читать про природу, и она опускала эти места. Но Абузар говорил ей, что по отношению к природе можно судить об авторе, о том, находится ли он в гармонии с окружающим нас миром, заставлял дочь заново перечитывать книгу, говоря, что самого главного в ней она не увидела. Он никогда не подсказывал Машар, когда она готовила уроки, а предлагал покопаться в справочной литературе  и найти ответы на интересующие вопросы.

– Это были незаметные, ненавязчивые методы воспитания, приобщающие к книге, к миру нового, интересного, – говорит Машар. – Отец никогда не читал нам мораль, не поучал, а просто советовал,  был немногословен, но мы его понимали даже  тогда, когда он молчал. Когда отец ушел из жизни, я написала рассказ «Мы умели говорить молчанием». Он высоко ценил заслуги наших женщин, считая их основными носителями духовности народа.  Заболев, отец очень мужественно держался. Он был гордым человеком и никогда не выказывал боли, можно было только догадываться, как ему тяжело. Я при нем никогда не плакала. Отец впервые увидел в моих глазах слезы, когда уже был в безнадежном состоянии, а мы ничем не могли ему помочь. Он сказал тогда, что мне не идут слезы. У него была огромная сила воли и духа. Когда его навещали друзья,  не желая выглядеть беспомощным, он вставал с постели, хотя давалось это ему  с трудом. Болезнь была запущена, и врачи удивлялись его выдержке. После первого курса химиотерапии в онкологическом отделении ему стало лучше. Медики заговорили о выписке, а  нас отправили передохнуть. Но у меня было нехорошее предчувствие, и я вернулась в больницу. С отцом была мачеха, и он настоял, чтобы я вернулась домой. Мы с мужем переночевали в машине, а утром отца не стало. Он тихо ушел из жизни. Это стало для меня сильнейшим потрясением...

В Союзе писателей РФ предложили написать об отце в серию «Из жизни замечательных людей». У нас много хороших писателей, но почему-то никто из них за это не взялся.  Я перевела на русский язык и издала книгу «О жизни и творчестве А.Айдамирова», которую отвезла в Москву. Предлагала Министерству образования и науки ЧР выкупить книги об отце, так как они необходимы студентам, но мне в этом отказали, и книги до сих пор лежат у меня дома. После смерти отца вышло постановление о переименовании улицы им.Б.Хмельницкого в улицу им.А.Айдамирова, однако таблички так до сих пор так и не сменили. Его именем также хотели назвать школу в нашем родном селе, но и этого сделано не было.
Зинаида ФЕДОРОВА

« Столица Плюс»
www.chechnyaTODAY.com


{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет