доллар    57.53 $
евро 67.54 €
23 октября, 20:13
+8 в Грозном

Олжас Сулейменов: Глубина прошлого, широта настоящего и высота будущего

25 ноября в 17:19 (2009 г.)
25.11.209 /17:14/ "Мир сегодня, как никогда ранее, уязвим и взаимозависим. Мы столкнулись с масштабными вызовами безопасности, когда стабильность государств подрывается терроризмом, экстремизмом, агрессивным сепаратизмом, а возникающие конфликты нередко приводят к открытому государственному вооруженному противостоянию. Международное сообщество озабочено тем, что вспышки насилия в разных регионах порождают спекуляцию о "столкновении цивилизаций", что мир представляется разделенным на противостоящие друг другу культуры, идеологии и религиозные воззрения..." - Олжас Омарович, вам конечно же памятны эти слова. Мы привели выдержку из вашего выступления, в котором вы шесть лет назад внесли от имени Казахстана предложение рассмотреть на 32-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО вопрос о провозглашении Международного года планетарного сознания и этики диалога между народами. Таким годом был объявлен 2006-й. Это большое достижение, однако инерция изолированного сознания настолько велика, что и целого века, должно быть, мало, чтобы его преодолеть...

- На планете обитает до 7 тысяч этносов. Каждый за многие тысячелетия выживания выработал свою форму самосознания, подчиняющегося общей психологии этноцентризма. С первобытных времен до наших дней этническое сознание делит мир строго надвое - мы и не мы. В славянском лексиконе так и появилось слово немые, т.е. "не мы есть". Первое значение - "не говорящие по-славянски". Потом - "вовсе не говорящие". Нем есть - немец. Славяне - люди Слова, и все другие - безъязыкие. Такова структура первобытного мира в представлении древних славян.

И эта схема мало отличалась от первобытных философий остальных народов. Вся история ХХ века - это результат борьбы с пережитками пещерного этноцентризма. Его крайним выражением обозначил себя нацизм. Все меньше остается уверенности, что с разгромом Гитлера и Муссолини с фашизмом было покончено.

Планетарное сознание не противоположно национальному, а высшая форма его развития. Это общечеловеческое сознание. Оно основывается на главных заповедях всех религий, призывающих человека творить добро, беречь природу и все живое. Я не знаю ни одной священной книги, которая бы внушала - убей, укради, возлюби жену ближнего своего... Оно включает в себя духовные ценности всех культур. В каждой стране уже есть люди - носители планетарного сознания, и надежда мира на то, что такие личности все чаще будут избираться во главу своих государств, лидерами наций. Таким легче понять общие проблемы и легче договориться о совместных решениях. Например, на наших глазах стремительно деградирует биосфера. Изменение климата, нештатное потепление, грозящее тотальным вымораживанием планеты. А президенты торгуются о киотских квотах. Доторгуются.

Одни видят в глобализме опасность для самобытности каждой из 7 тысяч единиц, другие, в том числе и я, - говорят о глобализации как о естественном, закономерном этапе развития, как о процессе объединения 7 тысяч в одно целое - человечество. Видя в нем не только структуру биологического вида, но прежде всего единство противоположностей, большинство из которых всегда было и есть в состоянии борьбы друг с другом. Политик сегодня это прежде всего человек планетарного сознания. Национально мыслящий - к беде.

- Как ни печально, но национальное сознание до сих пор использовалось (и нередко используется ныне) в прямо противоположных целях и вело к разрыву связей с соседними народами, к вражде, обособлению, стремлению изгнать "чужаков" и замкнуться в своем национальном доме... За примерами далеко ходить не надо. Достаточно лишь вспомнить историю развала Советского Союза.

- В конце 80-х у многих в СССР на устах было ленинское - "право наций на самоопределение".

Право называться нацией заслужило население не всех стран. В Организации Объединенных Наций не 7 тысяч государств-членов. А всего - две сотни. И каждая нация - из десятков, а то и сотен национальностей. Наспех, поверхностно понятое "право наций на самоопределение" в ХХ веке раскалывало империи, крупные страны. Сейчас я вижу, например, в Африке, как недавно созданные государства десятилетиями не выбираются из трясины так называемых гражданских войн. Каких там "гражданских", точнее сказать - межплеменных, межродовых. Каждый этнос (как нация!) требует самоопределения.

В живом теле - десятки органов. Жизнь тела - результат их взаимодействия. Представьте, что каждая почка потребовала бы независимости, а за ней и печень, и сердце. Подобная ситуация возникает в теле, если мозг слабый или его нет вовсе.

В конце 80-х такой конфуз случился в СССР. И по наследству - в некоторых вновь образованных государствах. Это было время самодеятельных политиков-филологов. На трибунах у них лучше получалось, чем на других участках деятельности. Слова демократия и демагог от одного корня. Demagogos - "вождь народа" в древнегреческом. Но если педагог ("вождь детей") в большинстве случаев сохраняет первое значение и сейчас, то семантика производных от demos сильно пострадала. Гамсахурдиа, Эльчибей хорошо смотрелись и слушались у микрофонов, но оказались дилетантами в большой политике. В то время шли спешные поиски национальной идеи во всех новых государствах. Вместо национальной жульнически предложили толпе националистическую. Эта подмена сказалась на судьбе миллионов людей.

- Можно, пожалуй, сказать, что они лишь следовали духу времени. Как ни парадоксально, несмотря на то, что XIX столетие прозвано "веком национализма", но именно в пришедшем к нему на смену XX столетии - веке "всеобщего освобождения" - национализм усилился как никогда прежде, а идея национальной независимости приобрела новый смысл и приняла черты грубого национализма и шовинизма.

- Я не раз становился тому свидетелем. С начала 70-х и до конца 80-х я был заместителем председателя Советского комитета по связям со странами Азии и Африки. Через этот комитет осуществлялась помощь СССР национально-освободительным движениям. Конкретная, тайная помощь - финансами и прочим. Побывал в более чем пятидесяти странах этих континентов, общался с руководителями движений, некоторые стали руководителями новых государств. Я видел первые недели, первые месяцы освобождения нескольких стран. Возвращался туда через годы и видел межплеменные войны за посты президентов, нищету, голод.

Невежественная политика местных царьков профанировала, дискредитировала страшной практикой понятия "демократия", "свобода", "независимость" и, боюсь сказать, - саму идею деколонизации. В Родезии при колониальной администрации - цветущая экономика, видимая законность и порядок.

Черное население обеспечено "черной работой", получает массово начальное школьное образование, часть - среднее. Лучших обучают в вузах в метрополии. Сегодня Зимбабве (Родезия) имеет своего черного президента, черный парламент и черную беспросветную жизнь.

Джавахарлал Неру в начале 50-х годов сказал: "ХХ столетие - век национализма". Он, конечно, имел в виду и первую половину века, где проявили себя философии и практика фашизма, но предвосхищал и события второй половины. Америка настояла на деколонизации - развалилась Британская империя, ушли из колоний Франция, Бельгия, Португалия. Возникли десятки новых государств в Африке и Азии. Что принес с собой процесс освобождения?

Первые результаты были заметны уже в середине 70-х. Их следовало бы тщательней изучить и в Советском Союзе, и на Западе...

Обзор первых десятилетий обретенной свободы в этих странах позволил мне сделать вывод, что обретение независимости не должно быть конечной целью национально-освободительных движений. Я предложил подумать над такой формулой деколонизации: "от веков колониальной зависимости, через период независимости, к эпохе осознанной взаимозависимости".

Сейчас, через тридцать лет, я думаю об универсальности формулы: она отражает диалектику развития любого государства. В Европейском союзе Франция, Германия, Италия и другие избавляются от любования собственной независимостью и активно вступают в отношения осознанной взаимозависимости.

Одной из опор планетарного сознания может стать осознание всеобщей взаимозависимости. Как взаимозависимы все клетки организма, все органы, так взаимозависимы все классы общества, все национальности в нации, все государства и народы на планете. Всегда были взаимозависимы Человек и Природа. Все люди в обществе взаимозависимы. Осталось это массово осознать. И тогда нам будет легче ужиться на этой земле и в своих государствах.

...С начала 90-х понятия "независимость", "демократия" проходят нелегкие испытания и в странах СНГ. Уже можно сравнить некоторые результаты двадцатилетия. И сделать выводы - насколько оказалось подготовленным к крутым историческим переменам общество и элита разных республик.

Казахстан этот ЕГЭ прошел успешней многих. Самая многонациональная (после Российской Федерации) республика не допустила межнациональных трений, приводящих к расколам. И экономически выстояла не вопреки, а благодаря многонациональности. Каждый этнос нашего народа начинает осознавать свою взаимозависимость с другими этносами. Вот чего мы добиваемся, потому что поняли, что это главное условие спокойствия и стабильного развития республики.

Как бы ни критиковали оппоненты Назарбаева (а его есть за что критиковать), я пойму будущего независимого аналитика, который, рассмотрев нашу ситуацию в мировом контексте, скажет - Казахстану в прошедшие 20 лет повезло с первым президентом, а Назарбаеву - с таким народом.

- Есть ли, на ваш взгляд, вероятность того, что в конечном итоге Казахстан станет исключительно национальным государством?

- То есть мононациональным? Если Казахстан хочет сохраниться как единое государство, надо всем нам понять, что многонациональная структура общества является для нас спасительной. Даже для того, чтобы укрепить единство казахского народа, нам необходимо постоянно вырабатывать культуру сосуществования с другими этносами внутри государства. Сотрудничество, соперничество (в хорошем смысле этого слова) способствует развитию. Режим постоянного соревнования делает народ, как сейчас говорят, конкурентоспособным...  

До сих пор путаются понятия "нация" и "национальность". В казахском языке они пока даже не разделяются: оба выражаются одним словом. В русском языке "нация" это гражданское понятие, "национальность" - этническое. На Олимпиаде половину золотых медалей для России завоевали татары, дагестанцы, ингуши, чеченцы, украинцы. Граждане России, россияне. И в нашей команде наряду с казахами были этнические русские, азербайджанец, чеченец, уйгур, татары — казахстанцы...

Казахи ныне составляют уже чуть больше 50 процентов населения Казахстана. Важно достичь баланса и в использовании двух ведущих языков. В советское время о таком балансе даже не мечтали. За годы независимости удалось приблизить казахский язык к конституционному равновесию. Хотелось бы подчеркнуть этот термин и хорошенько осмыслить. Казахский язык все уверенней продвигается в сферы, ранее ему недоступные. Во многом это результат активности общественных защитников родной речи и гибкой политики руководства, поддерживающего, но не во всем уступающего постоянному напору "защитников". "Политика - искусство компромиссов". Этим искусством, должен сказать, Нурсултан Назарбаев овладел в совершенстве.

Благодаря этому многонациональная республика два десятилетия благополучно проходит через полосу штормов. Мы видели, как тайфуны независимости разметали эскадру братских стран. Многие корабли дали течь, некоторые опрокинулись, Грузия тонет на наших глазах. Все беды ее начались с проблемы государственного языка. Звиад Гамсахурдиа выдвинул губительный лозунг: "Грузия для грузин!", с ним он победил на выборах, но расколол страну на три части. "Грузинский язык на территории независимой Грузии будет единственным!". С чем, естественно, не согласились абхазы, осетины. В республике есть также районы с компактно проживающим армянским и азербайджанским населением. Если побеждает национализм - проигрывает нация. Правота этого тезиса подтверждена многими современными примерами. Особенно хорошо надо помнить об этом политикам многонациональных государств, к которым относятся и Казахстан, и Россия.

А нам теперь важно, внимательно отслеживая происходящее в мире, не нарушать намечающееся равновесие, не заторопить процесс внедрения казахского языка во все сферы деятельности в Казахстане. Нужны еще годы работы, чтобы и казахский язык стал языком межнационального общения в республике. А для этого необходимо повышать его авторитет, чему должны способствовать успехи Казахстана в экономике, в политике, в культуре, в науке, в частности в языкознании.

- А каково положение русского языка?

- В некоторых новых независимых государствах после 1991 года русский язык воспринимался политическими кругами в некотором смысле агрессивно. Но в Казахстане этого, слава богу, не произошло. У нас русский язык, можно сказать, - второй государственный. Руководство, правительство и наш парламент говорят на казахском и на русском языках. Я не помню случая, чтобы президент Нурсултан Назарбаев, выступая публично, ограничивался одним казахским языком. Всегда он начинает по-казахски, продолжает по-русски, заканчивает казахским. И эта традиция поддерживается в обществе на всех уровнях. Безусловно, есть сложности, но мы с этими сложностями справляемся. Сейчас в Казахстане появились два центра "Русского мира". Надеюсь, их будет больше.

Таким образом, Казахстан может стать одним из примеров поддержки распространения русской культуры за пределами Российской Федерации. Мы понимаем, что тем самым поддерживаем настроение, которое существует и в политике. Поиски национальной идеи, которые увели многие народы в сторону от основных путей, приводят нас к такой мысли, что лучшей и самой выразительной национальной идеей в многонациональных государствах все-таки является не национализм, а интернационализм. И эту мысль все время поддерживает в нас влияние русской культуры, которая, как составная часть нашего духовного организма, продолжает развиваться в Казахстане...

В Европейском союзе нет объединяющего языка национального общения - того языка, каким был в Советском Союзе русский. За десятилетия совместного бытования у нас все-таки выработался язык межнационального общения. В Европе этого нет. В каждом государстве осуществляется спешная программа двуязычия. Второй - английский. А в некоторых государствах - и трехъязычия, если у них до этого было в ходу два языка. Как у нас. Хотели сделать английский - против выступили французы, которые считают свой язык красивее. Против французского выступили англичане, немцы и т.д. И теперь Европа говорит на всех языках, как Вавилон. Сегодня самая востребованная профессия в Европе - переводчик. Европейскому парламенту, наконец, удалось найти синхрониста, который переводит с эстонского на мальтийский.

- Вернемся к теме статуса языков. Всякий раз, когда кого-то тревожит в первую очередь не состояние родного языка, а его статус, хочется спросить: а о чем, собственно, речь? О языке или политике? Это так называемый "мобилизованный лингвицизм", когда борьба за язык становится поводом и средством борьбы за власть, и борцов менее всего заботит развитие национальной культуры. И тогда даже такого ярко национального писателя, как Чингиз Айтматов, начинали упрекать за то, что он писал на русском...

- Спасибо, что вспомнили ушедшего Чингиза Айтматова. Он, писавший по-русски, рассказал миру о киргизском народе, его самобытной культуре, образе мыслей - более художественно и философски, чем многие его коллеги-соплеменники. Ситуация типическая, характерная не только для киргизов или казахов. Но достоинство национальной культуры определяется кроме всего и тем, какой она сделает вклад в мировую культуру. Я уверен, что хотя бы для одного из произведений Чингиза Айтматова найдется место на полках мировой библиотеки. Может быть, рядом с эпосом "Манас".

В советское время моими противниками были Суслов, отвечавший за идеологию в СССР, и подчиненные ему московские академики и писатели, а потом и руководители военно-промышленного комплекса. Они обвиняли меня в национализме и пантюркизме. С чем я был не согласен. А сегодня некоторые местные оппоненты критикуют меня за интернационализм.

Я всегда был и остаюсь интернационалистом. В 1963 году в книге "Солнечные ночи" написал: "Я - патриот каждого обиженного народа. Мое кредо - возвысить степь, не унижая горы". Продолжаю ему следовать. Это могут подтвердить жители Азербайджана, Таджикистана, Чечни, Ингушетии, Грузии и других стран, где я бывал в трагические для них дни. Выступал в защиту и русских в бывших братских республиках, и русского языка. Почему наши писатели не вспомнят, что я организовал и провел в 1984 году первую конференцию в защиту казахского языка? Она прошла в Союзе писателей Казахстана, где я был председателем. В то время такими мероприятиями карьеру не делали. Но сломать карьеру можно было.

Горький в свое время очень точно определил природу поэтического исследования жизни. Он назвал поэта чувствилищем нации. Поэт должен чувствовать, что необходимо для спасения, выживания народа. И что ему навредить может.

У нас таким поэтом был Абай. Говоря современными терминами, он был прогрессивным человеком, интернационалистом. И хотел, чтобы его народ становился таким. Продолжая его традицию, нужно считать, что сегодня подлинным патриотом Казахстана может быть только интернационалист. Независимо от его этнической принадлежности. Как, впрочем, и в России.

- Насколько удается осуществлять это на практике? При всем благородстве и всей красоте этой идеи порой может оказаться очень сложным найти общие "точки сборки" между людьми, воспитанными в разных национальных традициях, обладающими несхожими менталитетами и, что немаловажно, принадлежащими к разным конфессиям.

- Убежден, что Казахстан сумеет показать пример миру, как в многонациональной и многоконфессиональной стране высококультурно разрешаются вопросы сохранения и развития человеческого в человеке. Встречи за одним столом представителей различных конфессий, три съезда лидеров мировых и традиционных религий, проведенные в Астане (четвертый состоится в 2012 году), были очень показательными. Но нужно бы пойти дальше, надо объясниться и заявить, в чем мы солидарны, а в чем мы не согласны и с той, и с той, и с той сторонами.

Казахстан - многоконфессиональное государство. По существу - некая модель мира. Модель, на которой пробуются стандарты западной и восточной внутренней политики. Нашу республику нельзя рассматривать изолированной от всего мира. Все, что происходит в мире, отражается у нас. И я бы хотел, чтобы отражалось и все благое, происходящее в мире. И чтобы из Казахстана исходили идеи, которые были бы подхвачены всем мировым сообществом.

Ведь мир опять на пороге столкновения цивилизаций - Восток-Запад, но уже в новом формате. Если раньше борьба шла между капитализмом и социализмом, то сейчас это ислам и христианство. А мы хотим это грядущее столкновение превратить в диалог, но диалог возможен лишь между теми, кто говорит на одном языке. Надо выработать один язык понятий, то самое планетарное сознание, которое объединяло бы сознание наших вождей, а через это способствовало бы объединению многих тысяч этносов в один народ, который и называется человечеством. Супернарод - Гомо Сапиенс, человек разумный. Это нация будущего, которую я приемлю, гражданином которой смею себя считать...

- Насколько можно судить по программе "Евразийская конфедерация", которую в 1992 году выдвинула возглавляемая вами партия "Народный конгресс Казахстана", речь сейчас идет не только об объединении отдельных людей, но и об объединении целых государств?

- Эта программа широко обсуждалась и осуждалась частью нашей прессы. "Сулейменов предлагает воссоздать Советский Союз!" В 1994 году Нурсултан Назарбаев провозгласил идею Евразийского союза. Идея стала постепенно реализовываться. Уже работают ЕврАзЭС, ШОС, СВМДА и другие проекты.

От себя добавлю, что будущее человечества формируется механизмами интеграции, а не распада, и когда-нибудь, может быть, к середине XXI века, обязательно сложится Евразийский союз государств от Атлантики до Тихого океана на Востоке и до Индийского океана на Юге. И этот Союз будет действовать на конфедеративной основе, то есть каждое государство осуществляет собственную внутреннюю и внешнюю политику, но осознавая свою взаимозависимость с другими. Примерно в таких конфедеративных отношениях с ближайшими соседями по СНГ мы находимся уже сейчас. С Россией в первую очередь...

- И, наконец, в заключение личный вопрос: как вам удается совмещать работу на политическом поприще с вашей литературной и исследовательской деятельностью?

- Я для друзей определяю это так: до вечера работаю на государство, а ночью - на человечество. Если и можно назвать мою работу на государство политикой, то не в том утилитарном смысле, какой обычно вкладывают в это слово. Да, занимаюсь политикой, если политика - это наука усовершенствования человека и общества.

Сейчас мне нужно закончить несколько книг, ибо то, что я узнал за десятилетия, пока никто не знает. Работы эти нынче не востребованы. Но, когда людям понадобятся определенные знания, настанет черед и моих книг.

Нынешнее столетие будет веком гуманитарных знаний, которые разоблачат множество заблуждений, дробящих человечество. Трагедии славян в двадцатом веке во многом связаны с неверной этимологией этнонима. В германских языках этноним совпадает со словом slaven - "раб". Такое понимание при налаженной пропаганде легко вырабатывало характерное отношение масс германского народа к славянам как к "недочеловекам", "низшей расе". И такое понимание не закончилось в 45-м. Лингвистическая истина необходима многим народам. Государства должны щедро инвестировать и в этимологию. Ее результаты для политики и безопасности наций не менее важны, чем новейшие виды вооружения. Это приходится объяснять, пользуясь любой "оказией".

Мой предок Олжабай батыр когда-то сказал: "Человек из моего седьмого колена будет знающим". Не кандидатом наук, а в более широком смысле. Видимо, была нужда именно в таком понимании вещей. Больше всего народ нуждался в знании. В юности, узнав о завете предков, я определил для себя главную цель - узнать и рассказать народу своему, кто мы, откуда и куда идем. Этим я занимаюсь много лет.

Молодой Вознесенский меня как-то укорял: "Зачем годы просиживаешь в библиотеках, чего копаешься в каких-то знаках? Что есть выше стихов! Давай будем ездить, выступать". Конечно, стихи - это важно. Но у Андрея в прошлом были Карамзин, Веселовский, Преображенский, десятки ученых-историков, лингвистов. А у меня в XIX веке, кроме Чокана Валиханова, из историков - никого. Надо этот пробел восполнять. Когда-то в интервью для Литгазеты меня также спросили, зачем вы разбрасываетесь - занимаетесь, кроме литературы, многими другими вещами. Я тогда ответил корреспонденту, что если бы в нашем Алма-Атинском Оперном театре образовалась нехватка баритонов, я пошел бы и петь.

Дата "XIX век" вызвала в памяти встречу в нашей Академии наук на конференции историков в середине 60-х. Я с трибуны попросил уважаемых ученых назвать мне навскидку имена исторических деятелей Казахстана XVI, XV веков. Зал тяжело задумался. Не назвали. Ну а как народ может жить без памяти? По каким параметрам ему надо выстраивать свою жизнь в истории? А они довольно просты: глубина прошлого, широта настоящего и высота будущего. Видимо, это и необходимо для Человека Мыслящего.




Олжас Сулейменов - народный поэт Казахстана, общественный деятель, дипломат, лингвист, автор широко известного исследования "Аз и Я" и оригинальной гипотезы о происхождении письменности и языка "малого человечества", изложенной в его книге "Язык письма".

www.infoshos.ru
www.ChechnyaTODAY.com



Обсудить на форуме

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет