Когда изменяет чувство ответственности

28 ноября в 18:08 (2009 г.) 3674
28.11.2009/18:07/На Кавказе слово всегда имело особую силу, значение, последствия. У чеченцев есть такая поговорка: «Пока слово еще не произнесено, оно – твой раб, но если оно вырвалась из уст – то уже ты становишься его рабом». Взвешенное мудрое слово может сохранить лицо, поднять авторитет, послужить добру и т.д. Слово же, неосторожное, острое и, более того, источающее откровенную клевету, не может не ранить, не вызвать бурную реакцию протеста, особенно, если оно звучит в устах государственного мужа и к тому же направлено в адрес целого народа.

Только глубокое возмущение и негодование могли вызвать высказывания Президента Ингушетии Юнус–Бека Евкурова в его интервью «Российской газете» № 220 от 20 ноября 2009 года у читателей Чеченской Республики. Такого недвусмысленного оскорбления целой нации не позволял себе ни один российский чиновник, да и кто бы то ни был вообще. Преуспел же в этом, как ни парадоксально, представитель братского народа, да еще наделенный полномочиями говорить от своей республики.


Первое, что подумалось, ошибка или фантазия интервьюировавшего - настолько невозможным по сути своей было предъявленное обвинение. Однако «Российская газета» - не желтая бульварная пресса, и искажение речи, тем более государственного лица, отпадало.
«Я бы не пустил беженцев, - говорит Юнус–Бек Евкуров (имеются в виду чеченские беженцы периода последних военных компаний), – я считаю, что была допущена стратегическая ошибка. Я бы братьям оказывал помощь на той стороне. Кроме всего прочего, беженцы сразу дали двойное – тройное повышение криминальной обстановки. Появились, такие виды криминальной деятельности, каких вообще не было в Ингушетии, как проституция, наркомания, бандитизм…. ».


Вот так заявил Президент нашей братской республики во всеуслышание, на всю страну, и не только, и вписал свое слово в историю наших братских взаимоотношений. Это как раз тот случай, когда человек становится рабом необдуманного слова с неизбежными и, мягко говоря, нелицеприятными для него самого последствиями. Это тот случай, когда имеет место даже не просто клевета. По большому счету, задета честь целого народа, нанесено оскорбление, задевающее достоинство каждого чеченца. Это самое гнусное и тяжелое оскорбление, которое может иметь место по отношению к такой достаточно высоко нравственной нации, как чеченцы. Оно настолько неожиданно и беспочвенно, что невольно перечитываешь, это место в газете, но, в конце концов, понимаешь, это факт.
«Пусть даже это будет кому-то неприятно», - не унимается в своих инсинуациях Евкуров, прекрасно понимая, как могут ужалить его ядовитые слова нас, чеченцев.


После этого начинаешь жалеть о том, что в свое время мы, сообразуясь с внутривайнахской этикой, не упрекнули ингушей также во всеуслышание в том, что они сдирали три кожи с вынужденных переселенцев из объятой войною Чечни, вынуждая их оплачивать по высшим меркам предоставляемое жилье. Как свидетельствуют наши граждане, приходилось платить даже за поселение в бывших коровниках и конюшнях. Это в то время, когда в других республиках, особенно в Дагестане, жители Чеченской Республики находили абсолютно бескорыстный приют, бесплатное жилье, с ними делили хлеб-соль, и даже считалось зазорным не иметь в доме беженцев. И это не шло ни в какое сравнение с тем, с чем чеченцы сталкивались на территории Ингушетии. Причем, было  их не 400 000 (половина нации), как считает ингушский президент, а, по меньшей мере, вдвое меньше.
В любом народе можно найти те или иные изъяны, но есть явления характерные и не характерные. Вайнахским женщинам никогда не было свойственно распутство, и аморальная женщина всегда считалась особым исключением. Если этого исключения стало чуть больше, значит, часть общества в этом месте и в это время находилась в исключительных условиях, нарушающих привычный уклад жизни. Однако это не может служить основанием ни для кого, чтобы раздувать в СМИ данный факт как явление и этим оскорблять народ, для которого сохранение нравственности было и остается главенствующим из жизненных принципов.


Высказывания Президента Ингушетии поразили нас и возмутили до глубины души. Не допускаем и мысли, что они могут иметь что-либо общее с мнением населения, но от этого нам немногим легче. Ценя наши братские взаимоотношения с ингушским народом, мы всегда были сдержанны и осторожны в любых спорных ситуациях, в том числе и в вопросе установления границ между нашими республиками. В последнее время даже оказывали конкретную помощь в борьбе с террористами, где представители МВД и силовых структур с чеченской стороны, рискуя жизнью, участвовали в спецоперациях на территории Ингушетии.


Одно дело, когда на Чечню и чеченцев периодически клевещут некоторые, далекие от нас, федеральные СМИ, движимые интересами каких-то политических групп и корпораций. Другое – когда за живое задевает представитель братского народа, причем, в таком высоком ранге, что утраивает его ответственность за сказанное. Но, видимо, чувство ответственности Президенту Ингушетии на этот раз изменило, и вряд ли он отдавал себе отчет в том, что говорил. Во всяком случае, мы всецело оставляем на его совести данный оскорбительный выпад, а также оставляем за ним право переосмыслить сказанное и принести свои извинения чеченскому народу. Никогда не поздно признать свою ошибку и вернуть уважение людей.


Хочу вернуться к недалеким трагическим временам и напомнить Юнус-Беку Евкурову, что чеченцы  покидали свои города и села, спасаясь от беспредела, творимого родной для него силовой структурой – ГРУ. От их  бесчинств, их жестокости и абсолютной безнаказанности. Однако на самом деле они  уходили  не в Ингушетию, а на территорию  Сунженского и Малгобекского районов, являющихся частью Чеченской Республики, то есть в этом  смысле они беженцами не были. Это были люди, переместившиеся из одних районов, можно сказать, вайнахской республики – в другие районы.


Никакие границы сталинского, хрущевского или царского  периодов нас не интересуют. Границы между  субъектами федерации есть, а между  Чечней и Ингушетией до сих пор не определена. Нет ни одного  документа, отводящего выше названные  районы республике Ингушетия, поэтому я ответственно заявляю о том, что  чеченцы уходили на свою историческую  территорию, а Сунженский  район с 1928-го года юридически  решением высшего органа власти Российской Федерации является территорией  Чеченской Республики. В последующем нет ни одного правоустанавливающего документа,  что это - территория Ингушетии.
 Таким образом, чеченцы ни юридически, ни фактически не были беженцами, а покидали свои очаги лишь из-за  бесчинств  подразделений ГРУ, ведомстве, где служил и получал награды гражданин Евкуров.


В 1992 году, когда возник осетино-ингушский конфликт, из Гудермесского района  большой делегацией на 40 машинах мы приехали в обстреливаемый город Назрань. Приехали вопреки установке  Д.Дудаева не вмешиваться в эту сложную ситуацию. Жители  Гудермеса, я  был в то время председателем горисполкома, решили:  это наш народ, и ему надо помочь.


Надо сказать, что мы не подчинялись узурпаторским властям, о чем официально заявили. Поэтому, будучи с ингушами братьями по крови и вере, мы решительно выехали в Назрань, чтобы поддержать их. Я прекрасно помню этот день, помню замешательство Руслана Аушева, метавшегося на двух волгах по городу и республике и старавшегося организовать народ. Но у него мало что получалось.
Мы не пытались встретиться ни с ним, ни с другими руководителями создающихся тогда органов власти республики, а поехали в Назрановскую городскую больницу, где собрался ингушский Совет старейшин. Мы объявили о том, что привезли медикаменты, продукты питания, что можем на наших машинах вывезти людей при необходимости. С нами был Алид Яхихажиев, опытный хирург, а сегодня – депутат Государственной Думы, был Герой Советского Союза из Гудермесского района Хансолта Дачиев.


Как руководитель района, я взял на себя ответственность говорить от имени всего чеченского народа и завил о нашей готовности оказать ингушам решительную поддержку. Среди прочих вопросов, Совет старейшин Ингушетии ставил вопрос - вывести всех ингушских девушек в Чечню, дабы упредить малейшие поползновения на их честь со стороны осетин или военных при худшем развитии событий. Вот такой критический был день для ингушей. Мы же заверили братьев, что не допустим худшего, что у нас для этого достаточно сил и средств, что Москва также не допустит продолжения конфликта,  и, наверняка, найдутся здоровые силы и с осетинской стороны,  но если события примут дальнейшее обострение, мы прибегнем к решительным действиям, и в Чечне найдется еще немало Абдурахмановых, которые со своими соратниками столь же решительно выдвинутся  к месту событий. То есть, весь чеченский народ стал бы на защиту ингушей. Почему-то Евкурова я в тот день нигде не видел.
А разделение Чечено–Ингушетии произошло в одностороннем порядке, решение принималось политиками. Если бы это было волеизъявление народов подобно тому, как организовал референдум Ахмат- Хаджи Кадыров, ситуация развивалась бы иначе. Но ни один руководитель тех времен не решился проводить референдум.


Когда ингуши покидали Чечню, они должны были уходить в свои родовые села. Когда сын покидает дом, чтобы создать свой очаг в другом месте, он берет с собой то, что ему предоставляет семья, не претендуя по пути на то, что ему не принадлежит. Остальное обращается в пользу других братьев. Ингуши же получили на время то, что не принадлежало им – это Сунженский район и часть Малгобекского.
С появлением так называемых беженцев ингушские власти получили возможность расширить свои чиновничьи структуры, то есть создать себе дополнительные рабочие места. По меньшей мере, половина продуктов, завозимых  появившимися в это время благотворительными организациями, оседали в ингушских домах. Ингуши же, подавшиеся в Европу, уезжали под чеченскими фамилиями для получения статуса беженцев и последующего гражданства. То есть получалось как в той поговорке: «Кому война - мачеха, а кому – мать родная».


Когда Евкурова избрали Президентом Ингушетии, мы были рады этому, поскольку были хорошо знакомы, вместе работали в Правительстве Чеченской республики. Мы считали его своим товарищем, другом, единомышленником.
Совершенное на него покушение весь чеченский народ, начиная со своего Президента, воспринял с болью и возмущением. Не дожидаясь, пока это сделают родственники Юнус-Бека, Рамзан Кадыров, как настоящий брат, объявил кровную месть преступникам, совершившим злодеяние. По его указанию организовывались жертвоприношения, и во всех чеченских мечетях просили у Всевышнего выздоровления для ингушского президента. Таким было наше отношение к нему и к ингушскому народу в целом.


Всю ответственность в борьбе с международным терроризмом на Северном Кавказе, в том числе Чеченской Республике и Республике Ингушетия взял на себя Рамзан Кадыров со всеми вытекающими отсюда последствиями, и, как я сказал выше, чеченские парни не щадят своих жизней в борьбе с террористами, в том числе и на территории Ингушетии.


Похоже, что Евкуров сегодня заблудился. В коридорах власти трудно плавать в правильном направлении, держать верный курс в политическом фарватере. Трудно и сложно подчас отвечать на провокационные вопросы журналистских акул и не сбиться с истины. Иногда политик забывает об элементарных этических нормах и может задеть президента соседней республики, а порой и вовсе уподобиться клеветнику в угоду дешевому популизму, как это, к нашему искреннему сожалению, сделал Евкуров.


Таким путем к лидерству не приходят. Да, он избран президентом республики, но национальным лидером так ему не стать. К этому приходят через изнурительный труд, добиваясь больших, ощутимых результатов в развитии республики и всенародного признания. Но и должность президента ко многому обязывает, в том числе очень ответственно относиться к своим поступкам и даже словам.
А проституцию и наркоманию на территорию Ингушетии принесли не беженцы. Принесли винтовки многочисленных военных структур, нарушившие мирный уклад жизни людей, принесли американские доллары, многоканальные спутниковые антенны, открывающие доступ ко всему аморальному, принесли мобильные трубки в руках девушек, а также абсолютное бессилие руководства Ингушетии в установлении порядка на своей территории и полная социальная несостоятельность республики. Чем искать соринку в чужом глазу, лучше обратить внимание на бревно в своем.

Председатель Парламента
Чеченской Республики Дукуваха Абдурахманов

www.chechnyaTODAY.com

Обсудить на форуме  

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет
Картина дня? Картина дня
Песков: в ближайшее время Путин позвонит Трампу и поздравит с вступлением в должностьПесков: в ближайшее время Путин позвонит Трампу и поздравит с вступлением в должность
В мире
Капремонт монумента "Родина-мать зовет" обойдется в 2 млрд рублей   Капремонт монумента "Родина-мать зовет" обойдется в 2 млрд рублей
В России
Р. Кадыров поздравил С. Аксенова с Днем образования КрымаР. Кадыров поздравил С. Аксенова с Днем образования Крыма
Власть и политика
Карачаево-Черкесия станет ареной состязаний лучших тхэквондистов России и стран СНГКарачаево-Черкесия станет ареной состязаний лучших тхэквондистов России и стран СНГ
Спорт и здоровье
Прогноз погоды на 21.01.2017 в ЧечнеПрогноз погоды на 21.01.2017 в Чечне
Происшествия
В Карачаево-Черкесию с официальным визитом прибыл Полномочный представитель Президента России в СКФОВ Карачаево-Черкесию с официальным визитом прибыл Полномочный представитель Президента России в СКФО
Общество
Фотография из
Идет загрузка картинки...
Добавлено:
Просмотров: