доллар    56.74 $
евро 63.65 €
27 мая, 00:03
Погода в Грозном +13 в Грозном

Старость минус детство

30 ноября в 11:38 (2009 г.)
30.11.2009 /11:36/ Наша газета не первый раз обращается к теме судьбы жителей Чеченской Республики, граждан великой страны России. Корреспонденты «Вестей республики» периодически, но постоянно рассказывают о перипетиях жизни людей старшего поколения, прошедших суровые испытания первых лет Советской власти, Отечественной войны, депортации, и в известной мере трагического возвращения их на свою малую родину. Нередко на страницах нашей газеты возникают полные драматизма события Кавказской войны и овеянные славой образы ее участников – наибов-полководцев, народных вождей, признанных духовных лидеров и, конечно,  женщин – настоящих героинь и воительниц. Эти невыдуманные рассказы, часто печальные, но заключающие в себе гордость за наших предков, пополняются повествованием о тех, кто делает сегодняшнюю историю республики. Главное же, что остается всегда современным и объединяет героев наших очерков - строителей, медиков, учителей, финансистов, руководителей разных уровней – это неравнодушие к судьбам народа и страны, высочайшая нравственная составляющая и строгая приверженность ценностям ислама и человечности. Это то, что помогает подрастающему поколению расширить представления о жизни, вдумчиво разбираться в том, из каких частиц складывалась вся история чеченского народа. Думается, в этом смысле полезно будет обратиться еще к одной судьбе нашей соотечественницы, судьбе женщины, с достоинством прошедшей все лихие годы, выпавшие на ее долю, и оставшейся добросердечной, общительной, готовой и сейчас прийти на помощь слабому и нуждающемуся. Это – еще один невыдуманный рассказ от 1944 по 2009 год. Мусаева Марет, 1941 года рождения, жительница села Шатой. Однако больше ее зовут Тося. По этому имени ее в принципе и знают в Шатое и окружающих селах. Это странное, на первый взгляд, имя получилось в результате удивительной трансформации более сложного имени. Так как в семье Яхья Веригова одна за другой появлялись девочки, то рождение очередной - четвертой дочери - отец сопроводил пожеланием «Тховса яла», что в буквальном переводе звучит как «пусть сегодня умрет». Как же произошло «Тося»? Из того сложного имени «Тховса яла» некоторые звуки выпали, и получилось довольно звучное и привлекательное - Тося. Однако девочка не умерла «ни сегодня, ни завтра». Она благополучно дожила до 21 века и вот сейчас, на 69-м году жизни, вполне откровенно вспоминает о своей нелегкой жизни. В феврале 1944 ей было полных три года. - Род наш ведет свое начало от Шейх-Вахаба, зиярт которого расположен в с. Дуба-Юрт и достаточно известен, - рассказывает Марет Мусаева. - Старший брат мой Абдулвахаб умер в 1993 году. Второй брат – Увайс – скончался после операции в Москве. В настоящее время в живых сестры Лейла, Тамара, братья Абдурашит и Абдурахман. Двое дядей Марет, известные алимы, еще в первые годы Советской власти были кадиями. Джамалда – в с. Зумсой, а Джабраил – в Ачхой-Мартане. Восьмидесятилетний Джамалда был репрессирован в 1937-м году. После ареста домой не вернулся. Джабраил погиб в гражданскую войну во время боев за Толстой-Юрт. О щедрости Яхья и гостеприимстве семьи Вериговых рассказывают до сих пор. Марет вспоминает, как однажды друг ее отца, поддерживавший с семьей Вериговых давние, почти родственные отношения, алим из Чей-мохка Ризван гостил у них с одним из потомков курейшитов. Пришедшие по этому поводу старейшины решили собрать денежное вспомоществование почитаемому гостю. Так Яхья, пересчитав собранные деньги, внес столько, сколько всего было собрано присутствующими. По этому поводу Ризван даже возмутился: «Яхья, - сказал он тогда, - люди вашей фамилии так и не поумнели. Никто не просил тебя вносить столько, сколько все остальные вместе взятые». И во время депортации Яхья так же помогал всем нуждающимся, об этом шатойцы вспоминают доселе. Депортированная семья Вериговых попала в Актюбинскую область, мягко говоря, совсем неприветливую в климатическом отношении и сегодня, а тогда, наверно, просто страшную для теплолюбивых горцев. Местом постоянного жительства Тоси, если непрерывную битву за выживание можно считать жизнью, стало село Новороссийское Новороссийского же района. Но они выжили. И даже умудрялись помогать многим, лишенным поддержки в те суровые годы, особенно первые – самые тяжелые. - В день выселения кто-то из сердобольных солдат, осматривавших нашу домашнюю утварь, подсказал братьям, - продолжает Марет: – «Захватите сепаратор и швейную машинку, там пригодятся». И действительно, тот сепаратор обслуживал едва ли не все село Новороссийское. У моей матери Сепият постоянно на столе были молоко, масло, сыр, творог, т. е., именно то, что составляло пищу высланных дома. И в то же время после уборки на колхозном поле дети Вериговых под неусыпным оком матери собирали колосья, в день по два-три пуда. А со швейной машинкой мать Тоси творила чудеса: в день она умудрялась сшивать на заказ 8 красноармейских униформ. Поддержка Вериговых помогла не одной семье выстоять в голодные 1944 – 50 годы. В доме Вериговых, по словам Марет, постоянно находилось от 10 до 20 нуждающихся в помощи людей. И всех надо было обогреть, накормить, обласкать, обнадежить. Местные чиновники сочинили по этому поводу своеобразную поговорку: «Больница, детсад и богадельня – все вместе у Вериговых». Марет завершает эту часть повествования таким примером: Сепият готовила полную кастрюлю макарон на чистом молоке (она показывает кастрюлю, примерно, на два ведра воды), и с этой едой мать с отцом утром уходили в поселковую больницу, а вечером – к воротам местной тюрьмы, где среди заключенных было и много вайнахов. Марет читает Коран с четырех лет. Коран читали все ее предки. Яхья читал Коран всегда вслух, в полный голос. Тети Марет исполняли аяты из Корана под аккомпанемент гармошки, речитативом. А маленькая Тося слушала и по-детски легко запоминала. И в школе она училась также легко, удивляя учителей феноменальной памятью и чистым произношением. Оценки почти по всем предметам получала больше отличные и хорошие. - Но после семилетки продолжить образование не удалось, - старушка глубоко вздыхает: видно, горечь от несбывшегося не прошла.- В семье воспитывались двое племянников, сыновья старшей сестры. Подрастал и младший братишка – сводный. Дел было по дому и по хозяйству непочатый край. Позже, уже в Грозном, после возвращения на родину удалось окончить кооперативный техникум. Глава семьи Сайд-Эмин Мусаев скоропостижно скончался в 1989 году. В тот год ему исполнилось 60 лет, и он успел всего лишь один раз получить пенсию. Но беда, как говорится, одна не ходит. В республике начался хаос, от которого, честно говоря, никто не ждал таких трагических последствий. Думалось: пошумят, поделят власть и успокоятся. Но не тут было. Горе постигло почти каждую семью. Не обошло оно стороной и семью Мусаевых. Сын Тоси, Ваха, 1961 года рождения, ушел на работу 10 марта в 1996 году. Он работал в пожарной части, которая располагалась тогда на Березке в Грозном. На следующий день собирался в Шатой по делам. Но судьба распорядилась так, что прощание его с матерью в тот день было последним. - Утром 11 марта их, несколько человек, с каким-то заданием направили на НПЗ им. Ленина, – это самая трудная часть своеобразной исповеди Марет. - Туда же утром того дня, оказывается, прибыло, как потом объясняли, какое-то подразделение полка им. Ермолова из г. Буденновска - с собственным флагом. Моего сына и его товарищей задержали военнослужащие этого подразделения. Солдаты на посту предлагали самозваным «ермоловцам» связаться по рации и навести необходимые справки, объясняя, что задержанные – служащие пожарной части. Но те категорически отказались от всяких справок, заявили, что это – «дудаевские лазутчики, и мы их заберем куда надо». А среди тех «лазутчиков» были подполковник пожарной службы, майор, и мой сын – прапорщик. Но задержанные пропали. В результате многодневных поисков, просьб и обращений к военным и гражданским властям удалось найти тела троих пожарников под мостом через Сунжу. Это был один из самых черных дней в жизни Марет. У Вахи остались дети: Ибрагим 10 лет, Дышни 2 года и две девочки – Элиза, которой исполнилось всего 2 месяца, и Элина 8 лет. Младшая дочь Мусаевых Разет окончила ЧГПИ и сейчас работает в Москве в магазине. Старшая дочь Тоси - Асет – кандидат философских наук. Окончила с красным дипломом Московский педагогический университет им. Ленина и там же – аспирантуру. В последние годы Марет начала писать книгу воспоминаний – название книге дала такое: «Детство и старость в аду». Наверно, совсем не трудно представить себе, о чем эта книга. Пишет Тося время от времени обо всем, что пришлось пережить: в детстве – высылку и связанные с ней лишения, под старость – две военные кампании. На снимках: М. Мусаева с внуками Ибрагимом (слева) и Дышни. Дом Мусаевых после наведения конституционного порядка.

А. КАТАЕВ

vronline.ru
www.ChechnyaTODAY.com




Обсудить на форуме

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет