доллар    56.45 $
евро 63.13 €
30 мая, 10:24
Погода в Грозном +17 в Грозном

Чтобы помнили...

7 января в 14:19 (2010 г.)
07.01.2010 /14:12/ Девятого января исполняется пятьдесят три года со дня оглашения Указа Президиума Верховного Совета СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР». Указ  гласил   о необходимости создать условия для  национального развития чеченского и ингушского народов, а потому Президиум Верховного Совета СССР постановил признать необходимым восстановить национальную автономию чеченского и ингушского народов; рекомендовать Президиуму Верховного Совета РСФСР рассмотреть вопрос о восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР; установить границы административно-территориальное устройство Чечено-Ингушской АССР; утвердить Организационный Комитет Чечено-Ингушской АССР на который возложить, впредь до выборов Верховного Совета АССР, руководство хозяйственным культурным строительством на территории республики и, самое главное, считать утратившими силу Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 года «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве её территории» и статью 2 Указа от 16 июля 1966 года в части запрещения чеченцам и ингушам возвращаться на прежнее местожительство.

  Что этот Указ означал для нас,чеченцев? Наверное,восстановленную столько лет спустя справедливость. Хотя, что значит справедливость? Разрешить остаткам нации вернуться на исконную Родину? Признать всю невероятность вынесенного департированным приговора? Признать, что это были  зверские, неоправданные ни по одному из законов природы меры? Этот Указ - своего рода извинением за жестокость? И следствием каких именно принципов оно явилось- гумманости или решением того, что "они свое уже получили"? Этого мы не знаем. Да оно и неважно. Важно то, каким долгожданным,каким трагичным и счастливым одновременно явилось это событие для тех, что за те долгие суровые годы уже перестали верить. Люди со столь незаслуженно и несправедливо сломанными судьбами. Жертвы изуверств,потерявшие в этом страшном хаосе самых близких и перенесших адские лишения. Стоит ли спрашивать, что чувствовали они,вернувшись домой? Наверное не стоит. Ибо обладая хотя бы малой долей сочувствия и человеколюбия можно представить их чувства. Представить и понять. Понять и помнить. Помнить,как всё было. И эти даты: страшный суровый 23 февраль 1944-го и долгожданное 9 января 1957-го.

Оглашению Указа предшествовало много совещаний и заседаний,в ходе которых  члены ЦК КПСС различных  мастей и должностного уровня решали,где именно будет  образована  Чечено-Ингушская АССР , а именно - восстановить ли  автономную  республику в прежних границах, или же создать Чечено-Ингушскую автономию  где-нибудь в  другом месте, поскольку  территория бывшей Чечено-Ингушетии  заселена  переселенцами. Для многих  необходимость возвращения народов на свою историческую Родину  была не столь очевидной...

Вот что об этом вспоминает в своих интервью Василий Федорович Русин, бывший министр сельского хозяйства, а позже – первый секретарь Урус-Мартановского и Ачхой-Мартановского  районов, он же – член Оргкомитета по восстановлению Чечено-Ингушской АССР.

"....О том, что в Москве решается вопрос о восстановлении Чечено-Ингушской АССР у нас стало известно в начале 1956 года. В то время вся территория Чечено-Ингушетии была заселена переселенцами русской, армянской, еврейской и других национальностей. Во второй половине 1956 года в Грозный приехал инспектор ЦК КПСС Русаков с секретным заданием – изучить возможности восстановления республики на прежней территории или создать Чечено-Ингушскую автономию на другой территории, где-то в Казахстане. О своих планах ни в обкоме, ни в облисполкоме он пока не рассказывал. Вместе с первым секретарем обкома партии А.И. Яковлевым и председателем облисполкома Г.Е. Коваленко они побывали во всех предгорных районах и внимательно изучили обстановку. Перед отъездом из Грозного инспектор ЦК КПСС Русаков собрал всех членов бюро обкома партии и некоторых членов исполкома областного Совета депутатов трудящихся. Меня пригласили как члена облисполкома и начальника областного сельхозуправления. На этом совещании московский посланец рассказал о цели своего приезда в Грозный, сообщил также, что в ЦК КПСС обсуждаются два варианта восстановления Чечено-Ингушской автономии: возвратить чеченцев и ингушей в родные места, тем самым восстановив автономную республики в прежних границах, или создать Чечено-Ингушскую автономию где-нибудь в Казахстане..."

Кстати сказать, сам Владимир Русин  предлагал один единственный вариант: восстановить Чечено-Ингушскую АССР в прежних границах, а людей, прибывших в республику после депортации, переселить выдав им повторную суду.

" Не следует обманывать себя, полагая, что в доме, в котором некогда жил чеченец или ингуш, останется жить нынешний переселенец, а бывший владелец этого дома построится, и будет жить рядом. Не надо тешить себя такими иллюзиями", - говорил он в ходе вышеупомянутой беседы  с инспектором  ЦК КПСС Русаковым.

Окончательный же вердикт был вынесен позже в Москве. В целях обсуждения вопроса о  границах будущей Чечено-Ингушской АССР в  ЦК КПС  были приглашены    и Коваленко,  а также  первые секретари Северо-Осетинского, Дагестанского, Ставропольского партий.

В результате было принято решение создать Чечено-Ингушскую АССР на бывшей ее территории, однако границы несколько отличались от былых, так в составе Чечено-Ингушской АССР  остался переданный в 1944 из Ставропольского края в Грозненскую область Наурский район с преимущественно русским населением, зато ей не были возвращены ингушский Пригородный район, оставшийся в Северной Осетии (отметим, что некоторые участники политических процессов тех времен считают, что  Пригородный район достался Северной Осетии благодаря закулисным интригам и хорошим связям среди руководящих работников ЦК КПСС).

Добавим, что в 1957 году также была  восстановлена и национальная автономия балкарцев, карачаевцев и калмыков.

Процесс вовзращения чеченцев и ингушей был связан со многими трудностями.  Депортированные вайнахи в течение восьми дней  должны были проделать обратный путь небольшими группами и не менее чем за четыре года – с 1957 по 1960 гг. Обратное переселение должно было происходить по специальным разрешениям органов МВД и Организационного комитета по Чечено-Ингушской АССР. Комитет размещался в Грозном, а его главой был назначен М.Гайрбеков,который также занимал пост председателя Совета министров Чечено-Ингушской АССР и проработал в этой должности до самой смерти в 1971 г.

После возвращения на Родину депортированных ожидало много трудностей: партийно-советские органы бывшей Грозненской области почти ничего не делали для их размещения. Проживавшие в чеченских селениях «новые поселенцы» не были своевременно отселены, что по приезду первой волны людей вызвало резкое обострение межнациональных отношений.

Власти не оказались способны    правильно организовать процесс возвращения чеченцев и справиться с задачей  их расселения внутри республики. Возвращенцы часто вынуждены были выкупать свои дома и земли у новых владельцев, иногда столкнувшись  с отказом от продажи и отъезда, они вынуждены были добиватся своего путем угроз. Все это создавало серьезные проблемы как для вернувшихся после депортации народов, так и для тех,кто нашел на Кавказе новое пристанище.

Чеченцы всеми возможными способами пытались обосноватся на земле предков, которая принадлежала им по праву. В результате недорузумений и несправедливости возникали постоянные ссоры и скандалы, драки и беспорядки. Так, в августе 1958 года ситуация накалилась до предела. В Грозном вспыхнули массовые беспорядки, которые длились несколько дней.  Поводом к ним стала жестокая драка между группами молодых людей разных национальностей.


В центре города произошла многотысячная шовинистическая античеченская демонстрация, которая быстро переросла в чеченский погром. Главное требование «повстанцев» состояло в немедленной повторной депортации чеченцев и ингушей. Лишь ввод в Грозный регулярных войск позволил урегулировать ситуацию...

Но несмотря на мягко говоря "холодный прием" на Родине, чеченцы и ингуши возвращались к себе домой. По другому и быть не могло. Процесс возвращения завершился к 1961 году. Только пятая часть вернувшихся смогла поселится  в заново приобретенных собственных или вновь построенных домах. Остальные либо арендовали временное жилье, либо  проживали совместно с родственниками. В результате искусственных сдвигов границ территорий, «поправок» в расселении репрессированных народов, к 1961 году чеченцы и ингуши составили 41% населения республики, в то время как в 1939 году их доля достигала 58,4%.


М. Хамидова
www.ChechnyaTODAY.com




Обсудить на форуме

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет