доллар    56.43 $
евро 63.12 €
24 мая, 22:46
Погода в Грозном +12 в Грозном

Прошедший и войну, и ссылку

12 февраля в 09:00 (2010 г.)
С прошлого года Салман Меджидович Дудаев работает председателем Совета ветеранов войны Ленинского района Грозного, где на учете состоит 14 участников ВОВ, 37 вдов ветеранов и 22 труженика тыла. Сегодня он вспоминает, как 15 летним юношей, втайне от родителей сбежал на фронт из родного села Новые Атаги. Зимой 1943 года Салман сел в товарный поезд и поехал в Сталинград, где в то время проходила ближайшая линия фронта. Наши солдаты наступали и гнали немцев от города. Юноша отыскал корпус, в котором воевал командир конного полка Мовлади Висаитов. Прославленный офицер принял парня доброжелательно и определил в разведгруппу, которую возглавлял капитан Виталий Серов. Через несколько дней подготовки Салману дали первое задание – подорвать немецкий эшелон. Но повоевать ему пришлось всего несколько месяцев. За это время Дудаев принял участие в подрыве еще трех эшелонов. Тем временем по фронтам прошел слух, что выселяют чеченцев, ингушей и представителей некоторых других народов Кавказа. В начале марта В.Серов сообщил Салману, что находящимся в полку чеченцам не дадут дослужить до конца войны. Он посоветовал ему сменить национальность, но Дудаев считал это предательством по отношению к своему народу и отказался. А чеченцев, защищающих свою родину с оружием в руках, продолжали забирать прямо с поля боя и отправлять в Среднюю Азию. На следующий день С.Дудаев встретился с М.Висаитовым, который любил его, как сына, и они решили, что уедут вместе. Через какое-то время их в сопровождении автоматчиков доставили на железнодорожный вокзал, где уже стоял товарный поезд с переселенцами. Тяжелый и долгий путь закончился в Восточном Казахстане, в городе Лениногорске.
– Я помню, что там были шахты, заводы и большой госпиталь, куда с фронта поступали раненые, – говорит Дудаев. – До нас сюда прибыл еще один эшелон с людьми. Но в городе не оказалось ни моих родственников, ни родственников Висаитова. По прибытии мы сразу же встали на учет в спецкомендатуре. Как-то помощник коменданта обозвал меня бандитом и изменником Родины, за что я сильно ударил его. За это меня посадили на 18 суток. Освободившись, я начал вместе с Мовлади разыскивать своих родных. Через несколько недель удалось выяснить, что наши родственники находятся во Фрунзенской области Киргизской ССР.
Взяв в комендатуре разрешение, Дудаев и Висаитов выехали в Киргизию. Своих родных Салман нашел на станции Беловодской в Сталинском районе, а близкие Мовлади оказались на станции Кара-Балты, в 44 км от Фрунзе. Здесь пути друзей разошлись. Дудаев остался со своими родственниками, а вскоре его направили на учебу в ФЗУ. Выучившись, после переезда во Фрунзе, он устроился на работу на секретный завод по выпуску боеприпасов. Как отметил Дудаев, тогда там работали одни дети, некоторые даже не доставали до станков и им подставляли под ноги ящики. Холод и голод были постоянными спутниками ребят. Многие мальчишки умирали прямо на рабочем месте, но, тем не менее, завод круглосуточно поставлял фронту боеприпасы. Ребята здесь же ели, спали (иногда сидя или стоя) и почти не отдыхали. Все ресурсы страны были тогда направлены на победу, и люди это понимали. Салман проработал здесь более четырех лет, а затем перешел на кирпичный завод. В 1949 году, взяв направление от машинотракторной станции, он без разрешения комендатуры отправился на учебу в сельскохозяйственный техникум, располагавшийся в г.Такмак. Через несколько дней на занятия с криками и угрозами ворвался комендант, капитан Любимский. Преподаватель возмутился его поведением и вступился за парня, но офицер грубо огрызнулся и вывел Салмана из техникума. Глубокой ночью он привез его в станицу Беловодскую и завел в комендатуру. В своем кабинете он приставил пистолет к голове Салмана и сказал, что пристрелит его, как бешеную собаку, за то, что тот нарушил приказ. Дудаев выбил пистолет и до крови разбил коменданту губу. За это он был посажен в тюрьму на 28 суток. Позже отцу Салмана все же удалось добиться для него разрешения на учебу. В 1951 году, окончив техникум, Дудаев вернулся домой. Ему выдали новый комбайн и послали на уборку хлеба. Когда объявили об освоении целины, Дудаев отправился туда в числе первых. Он поехал в Целиноградскую область и проработал там три сезона. Активно участвовал в соревновании между комбайнерами и занял первое место в области по сбору урожая. О Салмане, как активисте и ударнике труда, часто писали газеты. В 1953 году по направлению Министерства сельского хозяйства Киргизии он поехал в Тянь-Шаньскую область, где начали посадку кукурузы квадратно-гнездовым способом. Здесь он тоже был передовиком, а его фотография попала даже на страницы главной советской газеты «Правда».
– Местное население тогда плохо разбиралось в технике, и меня назначили разъездным механиком МТС по району, – вспоминает Дудаев. – Дали новую оборудованную машину ГАЗ-51 со станками, техническую мастерскую. Я завозил горючее, заправлял машины, летом убирал урожай, а зимой работал механиком. Самыми дефицитными были тогда сенокосные агрегаты. Во время работы они часто выходили из строя, из-за чего трактора простаивали. Мне пришла в голову идея изготовлять эту деталь самостоятельно по выходным. Дело пошло успешно. Я скопил денег, а когда вернулся домой, меня наградили премией. Кроме этого дали 4 тонны пшеницы и отборного барана. Как раз в тот период после восстановления ЧИАССР чеченцы стали возвращаться на родину.
Вместе со всеми отправился домой и Салман. Позже он окончил Академию МВД в Баку, там же вступил в партию. Работал следователем в Октябрьском районе Грозного. Считался прекрасным сотрудником. Затем по настоянию министра внутренних дел республики был направлен на год в Шелковской район начальником уголовного розыска с тем, чтобы поднять там раскрываемость преступлений. Дудаев отлично справился с поставленной задачей. Его назначили на должность начальника уголовного розыска Старопромысловского района. Позднее была служба в ФСБ, где Дудаев работал начальником отдела по борьбе с наркоманией и экономическими преступлениями. А когда в ЧР началась война, Салман Меджидович с первого и до последнего ее дня боролся с режимом Джохара Дудаева.
– Как дальше сложилась жизнь Мовлади Висаитова?
– Мы часто с ним встречались, когда вернулись домой. Вместе отдыхали. По приезде на Кавказ Мовлади сначала работал председателем Шалинского райисполкома, а я в то время устроился на работу в районо Шали. Потом он стал заместителем министра внутренних дел, тогда же выпустил первый том своей книги «От Терека до Эльбы». К сожалению, издать вторую часть произведения ему так и не позволили.
Впоследствии Висаитов работал директором Ачхой-Мартановского рыбхоза. Я часто бывал у него. Однажды, заболев, Мовлади так больше уже и не оправился. Он умер у меня на руках. Из-за противодействия чиновников, которым он был неугоден, звание Героя Советского Союза было присвоено М.Висаитову лишь после смерти.
Зинаида ФЕДОРОВА

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет