доллар    57.39 $
евро 67.76 €
21 октября, 02:34
+-18 в Грозном

О чем молчат днестровские курганы

9 марта в 13:22 (2010 г.)
09.03.2010/13:21/ К 230-летию со дня рождения генерала Александра Чеченского и памяти Бугского казачьего воинства. Учёными-историками нового поколения, а так же журналистами и писателями Дона, Кубани, Северо-кавказских республик и Сибири сделано уже немало по исследованию истории казачества и возвращению из забвения имён тех, чьи деяния и подвиги стали неотъемлемой частью военной славы России. Тем не менее, в зеркале времени до сих пор ещё не полностью развеян туман, окутывающий страницы летописи славных дел Бугского казачьего войска, основанного в 1776 году Екатериной II. Если учитывать географическое пространство от терских берегов до Южного Буга, то вряд ли можно найти какую-то связующую нить между Терским и Бугским казачествами. Её, действительно, нет и не было. Но в нашем интересе к Бугскому казачьему войску есть одна любопытная историческая деталь.
Когда узнаёшь о том, что самый славный период из исторического прошлого этого казачества напрямую связан с именем выдающегося сына чеченского народа, героя Отечественной войны 1812 года генерала Александра Чеченского, то приходишь к убеждению, что не только пути Господни неисповедимы, но и судьбы людские.
Как оказался во главе одного из двух полков этого доблестного войска, скомплектованного ещё фельдмаршалом А.В. Суворовым и выпестованного генерал-поручиком Г.А. Потёмкиным, не казак, а чеченец? Насколько выигрышным оказался для бугцев этот жребий судьбы? Обо всём этом и будет рассказано в этой статье. Но прежде необходимо сделать небольшой экскурс к истокам возникновения Бугского казачества.
Следует отметить, что интерес к этой теме вызвал во мне мой старый знакомый, в то время атаман казачьего национально-культурного сообщества Чеченской Республики, большой любитель и знаток казачьей старины Григорий Ефимович Погребной.
Как-то в одной из бесед с ним я упомянул о своём намерении серьёзно заняться литературно-публицистической и научной реконструкцией малоизвестных событий, связанных с историей русско-чеченского боевого содружества. Его рекомендации и пожелания, а также данные мне им примерные ориентиры по поиску архивных материалов по этой теме, вселили в меня надежду на успех.
В конце 2005 года, будучи в Москве, я побывал в Центральной Государственной библиотеке и, как оказалось, не зря. В огромной массе архивных залежей мне удалось раскопать необходимые мне крупицы первых упоминаний и документальных сведений о Бугском казачьем войске. Кое- что мне удалось узнать и в одном из номеров за 2004 год общеказачьей газеты «Станица».
Как оказалось, всё началось в 1775 году, когда на пограничных землях по Южному Бугу были поселены арнауты-волонтёры из валахов, болгар, сербов, молдаван и албанцев, находившихся во время русско-турецкой войны в 1774 году на русской службе.
Как сообщает газета «Станица», «наибольшее число их присоединилось к русским войскам во время Дунайского похода». Впоследствии ими же были основаны поселения: Новогригорьевское, Арнаутовка, Скаржинка, Троицкое. В этих населенных пунктах были поселены казаки добровольческого Новонавербованного казацкого полка, набранного в Правобережной Украине.
К 1776 году в эти места было переселено уже более тысячи человек. Для них создавались налоговые и торговые льготы.
Причина была ясна: Россия была заинтересована в колонизации громадного пространства южнее Умани от Днепра до Азовского моря. Поселенцам выделили в собственность 109407 десятин земли.
Создание поселений было задумкой генерал-губернатора Новороссии князя Григория Потемкина - друга и фаворита императрицы Екатерины II.
Полной защитой они пока не были обеспечены. Турки сохранили за собой главные крепости на побережье между устьями Днепра и Дуная – Очаков и Измаил.
Мир продлился недолго. В 1787 году Турция, подстрекаемая Францией и Пруссией, объявила России войну.
Настало время проявить себя и недавно учрежденному Бугскому войску.
Еще в 1875 году, предчувствуя военную развязку создавшейся ситуации, Г. Потемкин сформировал из казаков Новонавербованного полка и арнаутов два бугских казачьих полка под командой полковника И. Касперова и майора П. Скаржинского. Для увеличения войска к нему приписали и 3179 крестьян из государственных имений Елисаветградского уезда, выкупленных лично князем Г. Потемкиным.
К моменту выступления из пункта сбора оба полка насчитывали 1500 человек и были подчинены полковнику Петру Скаржинскому.
Во второй русско-турецкой войне бугские казаки участвовали в осаде и штурме Очакова, отбивали турецкий десант на Кинбурнской косе, отличились под Бендерами и Аккерманом. Зимой 1790 года в невероятно трудных условиях бугцы одолели неприступные стены Измаила, заслужив благодарность А.В. Суворова.
По окончании войны Бугский казачий полк занял приграничную линию по Днестру и вдоль побережья - вплоть до самого Очакова.
Это было необычное и редкое войсковое образование, сформированное из людей разных национальностей, разного вероисповедания и бытового уклада.
В языковом плане доминирующими оставались русский и украинский, на основе которых и сформировался тот усредненный диалект, который объединил в себе корни двух основных славянских языков и стал неким общим вариантом взаимопонятного общения.
В 1791 году хозяина Таврии и шефа Бугского казачьего войска Г.А. Потемкина не стало.
Братья Павел и Валериан Зубовы - последние фавориты Екатерины II, с нескрываемым злорадством искореняли и уничтожали все, что было создано их могущественным соперником.
В 1796 году расформировывается Екатеринославское казачье войско, созданное светлейшим князем. В 1797 году настал черед и Бугского. Казаков обратили в государственных крестьян и подчинили Черноморскому администратору в Николаеве. Однако, новым временщикам не удалось этой мерой подавить в бугцах казачий дух и ощущение собственной необходимости, как защитников Отечества. Кроме того, если исходить из житейского практицизма, то для казаков всегда был привлекательным обычай, отдавать взятый город на три дня победителям.
Бугцы не захотели смириться со своим положением и направили несколько прошений на имя императора Павла I. В 1801 году в Петербург была отправлена и специальная делегация.
Обстоятельства, сложившиеся в это время при дворе: внезапная кончина Павла и восшествие на престол Александра I отодвинули решение этого вопроса еще на два года.
Бугское казачье войско было восстановлено 8 мая 1803 года по образцу Донского войска - на полном собственном содержании, но с освобождением от всех государственных налогов.
К этому времени бугские казаки успели заселить 27 станиц и хуторов. Войско должно было состоять из трех пятисотенных полков во главе с наказным атаманом и войсковой канцелярией. Штаб войска размещался в Вознесенске. К войску были присоединены два болгарских поселка -Щербани и Димовка с 600 жителями.
Бугское войско было уникальным по своему составу. В нем служили русские, молдаване, болгары, черногорцы, хорваты, сербы, цыгане, литовцы, украинцы и румыны.
В разное время в этом казачьем формировании были наказными атаманами подполковник В.П. Орлов, генерал-майор И.К. Краснов, подполковник Н.Р. Кантакузин.
В короткий период мирной передышки, продолжавшейся всего лишь три года, казаки несли сторожевую службу вдоль границы по Днестру.
Летом 1806 года под Аустерлицем Наполеон нанес сокрушительное поражение русской и австрийской армиям. Это придало уверенности туркам и они закрыли для русских судов черноморские проливы. Россия быстро среагировала на этот вызов.
11 ноября 1806 года армия Михельсона (победителя Пугачева) форсировала Днестр и вступила на территорию Дунайских княжеств. В этом походе участвовали и бугские казаки.
В ходе кампании были взяты Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия, Галлиц. После непродолжительной осады пал и Бухарест. Вместе с частями
регулярной армии в столицу Румынии вошли и казаки, отличавшиеся от других войск своим экзотичным видом. Вновь наступил мир.
Бугцы с честью выполнили свою освободительную миссию и вернулись домой героями.
Очередная русско-турецкая война, начавшаяся в 1811 году, закончилась победой М.И. Кутузова у Рущука и подписанием Бухарестского мира 12 мая 1812 года. Эта кампания приумножила славу Бугского казачьего войска, но по своим, хотя и блестящим результатам, поставила под угрозу его дальнейшее существование.
Дело в том, что по условиям Бухарестского мира к России отошла территория Бессарабии - и пограничная служба по Днестру стала ненужной. Новая граница проходила по Пруту, а бугские поселения были от нее уже далеко и не играли роли буферной зоны.
Пока в Петербурге намеревались поставить на обсуждение в военном министерстве вопрос о решении дальнейшей судьбы Бугского казачьего войска началась война с Францией.
К моменту вторжения Наполеона в Россию 12 июня 1812 года, три полка Бугского казачьего войска находились в Западной армии и входили в корпус атамана М.И. Платова.
Война в корне меняет тактику и стиль управления войсками. В боевых условиях троекратно возрастает потребность в решительных, смелых и инициативных командирах. Всеми этими качествами обладал молодой, но уже успевший отличиться в сражениях при Аустерлице, Прейсиш Эйлау и Гудштадте ротмистр Александр Чеченский.
По направлению Главного штаба он прибыл в Первую армию, стоявшую тогда в Витебске. Кавалера боевых орденов Владимира, Анны и Станислава, обладателя золотой сабли «За храбрость» принял сам главнокомандующий фельдмаршал М.Б. Барклай де Толли.
Михаил Богданович оказал гостю радушный прием и тут же решил вопрос о его дальнейшем прохождении службы.
Если выйти здесь за рамки очеркового жанра, то не трудно домыслить примерный диалог, который мог состояться между ними.
– Придется Вам, ротмистр, сменить гусарский кивер на казацкую папаху, – сказал, вероятно, фельдмаршал. Его суровое лицо приняло выражение схожее с улыбкой. – Назначаю Вас командиром 1-го Бугского казачьего полка.
– Почту за честь, Ваше высокопревосходительство, – ответил Чеченский.
– Не спешите радоваться. Я возлагаю на Вас очень нелегкую миссию, – продолжил фельдмаршал. – Вам предстоит находиться в непрерывном столкновении с авангардом противника, производя при этом отвлекающие маневры.
– Эту задачу Вам мог бы поставить и атаман Платов. Но поставит ли?
– К сожалению, с Матвеем Ивановичем у нас не складываются отношения. Моя тактика отступления ему, да и многим другим, не нравится. Я вижу свой долг в спасении армии. Наполеону хотелось бы, чтобы я развернулся к сражению, чтобы по частям разбить вначале мою, затем багратионову армии. Но я не повторю ошибки, сделанной Беннигсеном под Аустерлицем.
Поэтому для меня сейчас важно, что во главе ударного полка этого своевольного казачьего воинства будете Вы – испытанный в боях армейский офицер. Вы кавказец, и потому сможете держать полк на короткой узде. Я очень надеюсь на Вас!
Надежды главнокомандующего оказались не напрасными. Первый Бугский полк стойко сдерживал натиск авангарда французской армии и, не допуская ощутимых потерь со стороны отступающих войск, дошел до Бородина. Сражение, которое произошло там 26 августа, было самым большим и кровопролитным в этой войне. Как справедливо отмечает ученый-историк Виктор Безотосный: «Русская кавалерия в день Бородина сделала то, что смогла –  в один из самых ключевых моментов сражения она оттянула своими действиями на себя до 15 тысяч наполеоновских солдат и тем самым отсрочила на час французскую атаку на батарею Раевского».
Когда к полудню батарея Н.Н. Раевского оказалась под губительным огнем противника, атаман М.И. Платов вызвал А.Чеченского и направил 1-й Бугский казачий полк туда наперерез французским кирасирам.
Когда с ними было покончено, казаки навалились на левый фланг генералов Орнано и Дельзона. Не выдержав натиска, они отошли с большими потерями. Тут на батарею пошла лавиной конница принца Богарнэ. Но и они были смяты казаками Чеченского и их соседями.
Батарея Раевского, или «редут смерти», как называли его французы, был в течение дня тем эпицентром сражения, который определял весь исход этой гигантской схватки двух великих армий.
Ротмистр Чеченский и его полк находились в этой сече беспрерывно.
Бугские казаки и их командир давно уже перешагнули грань человеческих возможностей. Это увидела и вся армия.
Казаки захватили в этой битве до 500 пленных, когда общая численность которых едва ли достигала одной тысячи человек.
С решением М.И. Кутузова об оставлении Москвы, возникла необходимость формирования отрядов ополчения для действий в тылу врага.
Формированием этого войска занялся генерал Шепелев. По его просьбе Кутузов передал в его распоряжение еще два казачьих полка«1-й Бугский и Тептярский.
В это время в районе Юхновки уже действовал партизанский отряд под командованием Д.В. Давыдова. А.Чеченский со своим полком примыкает к нему. В совместных боевых действиях в тылу противника крепнет их дружба и святое воинское братство.
Многое из биографии генерала А. Чеченского и истории 1-го Бугского полка дошло до наших дней, благодаря «Военным запискам» Дениса Давыдова, опубликованным в 1982 году
В этих «Записках» подробно описан личный героизм казачьего командира и боевая удаль его полка. Подробно описан бой под селом Покровским, где бугцами были отбиты 41 фура, взято в плен 496 солдат и 4 обер-офицера французской армии.
С восторгом пишет Давыдов о действиях Чеченского в сражениях под Смоленском, Городищами, Юреневом, где кроме уничтожения живой силы противника Бугский полк взял в плен сотни вражеских солдат и десятки офицеров.
Денис Давыдов в одном из своих рапортов главнокомандующему – князю М.И. Кутузову, помимо всех прочих воинских заслуг и достоинств, указывает на то, что ротмистр Александр Чеченский имеет «теснейшее касательство к славе российской» и просит удостоения его орденом Владимира III степени.
Кутузов с удовольствием выполняет просьбу Д. Давыдова и в своем ответном письме сообщает: «Милостивый государь мой, Денис Васильевич! ...Об удостоверении военным орденом командующего 1-м Бугским полком ротмистра Александра Чеченского сообщил я учрежденному из кавалеров сего ордена Совету. Прочие рекомендуемые Вами офицеры не останутся без наград, соразмерно их заслугам. Голенищев-Кутузов».
Затем были бои под Варшавой, штурм Данцига и взятие Познани.
Блестящие воинские дарования и стратегическое мастерство Чеченского проявились при взятии им силами одного Бугского полка хорошо укрепленного города Дрездена 10 марта 1813 года.
На следующий день он вручил ключи от взятой им столицы Саксонии своему начальнику и другу Д.В. Давыдову. Это событие ускорило присвоение знаменитому поэту-партизану звания генерал-майора.
За отличия в заграничных походах русской армии 1813-1814 годов Чеченский получил несколько российских и иностранных орденов.
В этот период, по словам генерала А.П. Ермолова, казаки сделались «удивлением Европы».
1-й Бугский полк отличился в боях при Краоне, Лаоне, Арсисе, участвовал во взятии Парижа. 14 января 1816 года он был награжден высшей кавалерийской наградой того времени - георгиевским штандартом с надписью «За храбрость».
С особым восхищением отличал бугцев партизанский командир Денис Давыдов. И тем не менее, автор статьи «Бугское казачье войско» (газета «Станица», № 3, ноябрь 2004 г.), пожелавший остаться под нерасшифрованным псевдонимом М.К., умышленно не упомянул ни разу легендарного командира бугских казаков. Это тем более несправедливо, если учесть, что вся слава этого полка была добыта казаками под предводительством отважного гусара Александра Чеченского. Будь он другой национальности, автор воздал бы должное его деяниям, но во мнении таких людей, как М.К. любой чеченец, только потому, что он чеченец, представляется врагом всего человечества.
Современники кавказского героя так не считали и были куда справедливее в оценке его заслуг.
В день сражения под Парижем он был произведен в полковники. Когда 31 марта 1814 года союзные армии во главе с российским императором входили в столицу Франции, в блестящей свите Александра I был и полковник Александр Чеченский.
После назначения его командиром лейб-гвардии гусарского полка с дорогими его сердцу отважными бугцами, прошедшими с ним через все сражения в России и в Европе, пришлось распрощаться.
Вместе с любимым предводителем от казаков ушла и надежда на будущее.
В 1817 году было принято решение о ликвидации Бугского казачьего войска и переводе казаков в военные поселенцы. Это было по существу закрепощение вольного воинства. Вспыхнул бунт, длившийся три месяца. Затем восстало все войско.
На подавление был направлен 10-тысячный отряд регулярных войск.
Атаман М.И. Платов, полковник А. Чеченский, атаман В. Скаржинский пытались как могли смягчить участь казаков, но им мало что удалось. Расправа была жесточайшей: людей рубили саблями, пронзали пиками, сотнями топили.
8 октября 1817 года войско было ликвидировано. Из казаков были сформированы 4 номерных уланских полка.
Такого печального исхода могло бы и не быть, если бы Департаментом военных поселений и царем было принято во внимание то, что это войско представляло из себя многонациональный, уникальный конгломерат и что любое ущемление его прав будет воспринято во сто крат болезненнее, чем где бы то ни было.
В эти годы А. Чеченский был командиром Литовского уланского полка, входившего во вторую гусарскую дивизию. Возможно, и место дислокации, и род возглавляемой им войсковой единицы позволили Александру влить в свои эскадроны какую-то часть бугских казаков, но это в целом ничего не изменяло в судьбе его несправедливо обиженных и оскорбленных боевых побратимов.
Почти двести лет минуло с тех пор. В пожелтевших реляциях, хранящихся в запыленных архивах, уже забылись имена боевых товарищей Александра Чеченского - героев Очакова, Измаила, Бухареста и Парижа. Заросли травой и затерялись и его и их могилы.
Выйдите на берега Буга, где жили казаки, пройдите по берегу Днепра близ Гайворона, где на одной из круч покоится прах генерала Александра Чеченского, и крикните в степь: «Что же осталось от них!?»
И вам тут же ответит эхо: «Слава! Слава! Слава!»


{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет