доллар    56.51 $
евро 63.2 €
28 мая, 11:43
Погода в Грозном +22 в Грозном

Это не метро в рай, а дорога в преисподню…

13 апреля в 14:37 (2010 г.)
13.04.2010 /14:33/ Последние теракты в Москве спровоцировали волну дискуссий политологов, экспертов и всех могущих дать комментарий и вообще высказать свое мнение по факту. Прежде всего, хотелось бы выразить соболезнования родственникам погибших и сказать, что сочувствуем и разделяем их боль. В этом метро мог оказаться каждый из нас. Что в лишний раз напоминает о том, что у терроризма нет вероисповедания и национального лица. Безусловно, акт чудовищный и заслуживает самой жесткой критики и осуждения, но даже в недавней истории России имели место быть куда более масштабные акты насилия и не только со стороны сепаратистов террористов, но и со стороны самой силовой составляющей. И остается только согласиться с мнением экспертов, что не бывает так, что в одной части страны без конца льется кровь, гибнут и страдают люди, а другая часть общества живет в мире и согласии, а власть даже не думает попросить прощения у безвинных жертв властных разборок. То, что мы пожинаем - это плоды неразумной политики верхов начала 90-х и безучастности общества к страданиям выживающих между молотомо своей и наковальней соотечественников, жителей тех самых южных провинций. Насилие, в каком бы контексте оно ни проявлялось, не проходит бесследно, не оставляя шрамов и ссадин, тем более, если это насилие сопровождается не только физическим уничтожением, но унижением в моральном плане. Потоки выливаемой посредством СМИ грязи и высказывания политиков в отношении целых народов, добрая половина из которых страдает, не зная за что, вызывает оправданную реакцию и порождает вопросы: «Кто мы в этой стране?» Понятно и то, что призывами к реализации смертной казни и ответной жестокостью заведомо ищущих смерти террористов вряд ли остановишь. Учитывая накал страстей и шоковое состояние общества, не стоило бы торопиться с выводами и делать столь противоречивые комментарии в столь взрывоопасной ситуации. По проторенным «следам» Не успели прогреметь взрывы, а представители официальных структур, не задумываясь о последствиях, дают комментарии по факту «северокавказского» следа и «чеченских сепаратистов». Оправдывая собственные просчеты и беспечность, переводят гнев народа в привычное русло, переводя стрелки на «чеченский» и «северокавказский» след. Многолетняя практика борьбы с терроризмом должна была научить определенные ведомства не нагнетать страх и нервозность, тем более не создавать почву для экстремизма и межнациональной ненависти. Но, видимо, делать выводы из уроков прошлого у нас не принято. Нет кавказского следа, равно как нет и отдельно взятого чеченского сепаратизма. Все, что происходит в природе, взаимосвязано, и ничто не проявляется само по себе. Всему должен быть толчок, причины, спровоцировавшие или сопутствующие явлению. Главное - для подобных проявлений необходимо иметь почву, которую обильно удобряют такие явления, как безответственность, коррупция, шовинизм, порождаемые попустительством самой власти. Терроризм и экстремизм - это болезнь современного общества, причем, не только российского, но и мирового. А сам терроризм - это явление не чеченского или арабского происхождения. В истории самой России есть печальный опыт террора славян. В исламе, как и в христианстве, четко прописана участь самоубийц. Нет национального или конфессионального терроризма. Есть международный терроризм, питаемый из определенных источников, нередко властных, использующих проблему террора в своих личных и политических целях. Общественность Чеченской Республики восприняла боль жертв теракта как свою, ибо она нам знакома не понаслышке - вот уже почти два десятка лет не перестаем оплакивать своих родных и близких. Руководство республики, религиозные и общественные деятели, всемерно осудив террор, выразили свои соболезнования погибшим и пострадавшим и призвали силовиков воздержаться от необоснованных действий в отношении выходцев с Кавказа. Отрадно отметить, что и Президент страны в жесткой форме заявил, что Кавказ - это территория России, и необходимо это учитывать применительно терминологии в отношении субъектов Российской Федерации и ее народов. Но как это ни прискорбно, подобные заявления руководство страны озвучивает не впервой, а воз и ныне там. Да и как объяснить смакующим тему журналистам и аналитикам, что такое хорошо, и что такое плохо, когда руководители силовых ведомств озвучивают версии относительно «северокавказского следа» и «чеченских сепаратистов», засевших где-то в горах Чечни и штампующих отряды смертников. Причем, говорится это, словно ЧР - это провинция Афганистана, а не один из субъектов РФ. «Слово не воробей, вылетит, не поймаешь» Первые последствия необдуманных высказываний в очередной раз посеяли в обществе семена раздора. В столице ярко проявилась исламофобия, есть жертвы, и есть пострадавшие. В метро сразу же началась охота на «ведьм». Причем, не только в отношении мусульман или кавказцев, но и всех черных, серых и буро-малиновых. На волне трагедии активизировали свою подрывную деятельность и ультраправые, облепив метро призывами к антикавказскому «джихаду». Делать пиар на боли и страхе людей представляется кощунством по отношению к погибшим и тем, кто выжил, но разве фашистам это объяснишь. Одно дело, когда ситуацией пользуются фашистствующие элементы - это в их стиле, но когда на трагедии простых людей пытаются свести политические счеты руководители среднего звена, это не поддается логическому объяснению. О чеченском следе вспомнили даже в Одессе. Пользуясь случаем, свести личные счеты с политическим оппонентом решил лидер партии «Родина» Игорь Марков, заявивший, что к взрывам в московском метро может быть причастен мэр города Одессы, имеющий якобы давние связи с чеченскими сепаратистами, и что последний даже присутствовал на инаугурации «президента Ичкерии Масхадова». В данном контексте уместно было вспомнить и о тех из ныне еще действующих политиков, посещавших дагестанские села Чабанмахи и Карамахи - логово ваххабитов и принимавших их дары, равно как и тех, кто пользовался благами небезызвестного Березовского. «След» затерялся в глубинке России Но вернемся к самим терактам. В распоряжении следствия по делу о терактах на станциях московского метро, как неоднократно заявляло следствие, имеются записи видеокамер, запечатлевших момент взрывов в вагонах поездов. И якобы в обоих случаях в объективы попал сообщник террористок. Следствие утверждает, что именно этот человек с помощью радиосигнала привел в действие пояса смертниц. Но при этом независимые эксперты аппелируют весьма убедительными доводами, утверждая, что после первого взрыва указываемый следствием человек просто не мог оказаться в вагоне следующего поезда в момент взрыва. Хотя бы по той причине, что движение поездов по Сокольнической линии было остановлено, а пассажиры высажены и эвакуированы на ближайшей станции. Тут же пошла информация о самой личности подозреваемого, якобы жителя Наурского района ЧР Казбека Матаева, который после ряда террористических актов на территории ЧР пропал из поля зрения спецслужб где-то в центральной России. Мы привыкли, что в сводках Северный Кавказ ассоциируется как нечто изолированное от Российской Федерации, но когда официальные структуры озвучивают, что террорист такого уровня уехал из ЧР и затерялся в центральной России, тут и в самом деле есть чему удивиться. Издание «Новые Известия» вообще выразило сомнения по факту наличия информации, подтверждающей версию о двух женщинах и мужчине, которые, по данным следствия, сопровождали смертниц до метро. Во всяком случае фотографий в распоряжение газеты ни в СКП, ни в ГУВД и МВД не выдали, объяснив причину их отсутствием. В Москву со своей взрывчаткой Словно оспаривая право на эксклюзив, в СМИ пошел взброс разноречивой информации, версий и доводов из различных правоохранительных источников. Одну из смертниц узнал дагестанский водитель, который после визуального осмотра останков террористки заявил о том, что ошибся. Ожидать, что водитель решится опознать террористку после того, как оперативники стали трясти все маршруты (в Лужниках было задержано около 300 автобусов, а сами водители подвергнуты дактилоскопии и допросам), было бы глупо. Уже на следующий день после более дотошного опроса пассажиров рейса Кизляр-Москва, те опознали сразу всю троицу, Матаева и обеих террористок. – Они сидели в разных местах и друг с другом не общались, - сказали они. Некоторые даже вспомнили, что под куртками женщины что-то скрывали, якобы фигуры у них выглядели странно. Этого хватило оперативникам для того, чтобы сделать вывод или выстроить версию о том, что в Москву террористки приехали, обвязанные «кавказской» взрывчаткой. Странно, конечно, что сидящие в разных местах люди друг с другом не общались, но куда более странно, что кавказский маршрут, да еще с челноками, на протяжении всего пути следования не останавливался и не подвергался досмотру. Автобус, конечно, останавливался, но, как и в случае с Буденновском, проходил посты ГИБДД. Куда более смущает то, что все трое террористов так рисковали, не только везя на себе демонстративно взрывчатку, но и отправившись все вместе со столь сомнительной репутацией в одном автобусе. Это и в самом деле не поддается логическому объяснению. «Северокавказский след» взорвался на Северном Кавказе Уже на следующий день ожили версии о личности второй террористки. Газета «Коммерсант » со ссылкой на какие-то собственные источники сообщила: «возможно», одной из смертниц была вдова чеченского боевика». Следом, не столь уверено эту же версию озвучили и оперативники. Новость тут же подхватили. В МВД ЧР со столь поспешными выводами московских коллег не согласились, заявив, что подозреваемая числится пропавшей, но причислять ее к взрыву в московском метро оснований у оперативников нет. Как стало известно позже, и вторая смертница была жительницей дагестанского аула. «Росбалт» со ссылкой на снова не оглашенный источник в правоохранительных органах в причастности к совершению теракта обвинил 39-летнего жителя Надтеречного района ЧР. Это притом, что во всех остальных версиях фигурировал житель Наурского района. Но при этом не потрудились назвать даже фамилию подозреваемого, да и зачем? Главное ведь сказано - чеченец! В какой-то мере понятно стремление силовиков и журналистов привить теракты чеченцам, как это и делалось прежде. В том плане, что «дагестанский», «ингушский», «бурятский» и прочие следы выглядят как-то уж совсем тускло в сравнении с «чеченским» и вызовут массу вопросов. Но, увы, придется глотать то, что есть. Между тем, немало случаев, когда, как заявил Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев, любое преступление привязывали к некоему «чеченскому следу», а по прошествии определенного времени на скамье подсудимых оказывались не всегда чеченцы. То же самое вышло и на этот раз. Но в сознании россиян четко определился уже изрядно подзабытый пресловутый «чеченский след». Пока оперативники окучивали в Москве автобусы и выдвигали версии, уже на Кавказе, в частности, в Дагестане, а следом и в Ингушетии, Президент которой только было открестился от присутствия в деле «ингушского» следа, произошли теракты с использованием смертников. По факту последних терактов в метро остается немало вопросов, ответы на которые, как и в случае предыдущих терактов, общество вряд ли получит. Но как это ни странно, анализ крупных терактов из недалекого прошлого (в том числе и «Рязанские учения») дает основание полагать, что все эти теракты совершались в преддверие каких-то значимых политических событий, и остается только, затаив дыхание, ждать, что именно последует после нынешних взрывов. Абубакар АСАЕВ

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет