доллар    57.39 $
евро 67.76 €
22 октября, 04:12
+11 в Грозном

На житейских перекрестках

9 августа в 10:18 (2010 г.)
09.08.2010 /10:18/ Вглядитесь в этот снимок. На нем изображены сестры Рита и Мадина. Я вправе называть их своими племянницами. Дело в том, что мы, то есть, я и их отец Абу-Саид Ахтаев, связаны в некотором смысле родством. Росли мы с ним в за- штатном городишке Талды-Кургане, что на юго-востоке Казахстана. Он был в более тяжелой весовой категории, самородок-ат- лет, и мы вместе занимались в те далекие годы вольной борьбой, а также борьбой казахши-куреш. Однако разница в весе не сдерживала нас от схваток, переходивших к состоянию «кто кого побьет». И ходили мы оба в синяках, пока не сдружились до состояния «не разлей вода». Случилось так, что я и Абу-Саид разлу- чились надолго. По возвращении домой он поступил в Северо-Осетинский медицин- ский институт, где учился долгие семь лет, а я, завершив вначале наш госуниверситет, учился на втором курсе Всесоюзного юри- дического заочного института. А встретились несколько неожиданно. Я работал в Урус-Мартановском райкоме партии и по неосторожности защемил в дверях «Волги» палец, да так, что раздавил фалангу вместе с ногтем. Насколько это болезненно, говорить не надо. Поехали в больницу, в “скорую”. И кого я встретил? Абу-Саида Ахтаева, врача. – Чего сморщился? – стал он подтру- нивать. – Тебе чужая боль, что дырка в стене, – попытался я огрызнуться. – Не ныть же мне вместе с тобой. После успокоительного укола, пре- возмогая боль, я вызвал его на разговор. Все-таки интересно, как сложилась его судьба после Талды-Кургана. Учился в престижном вузе; встретил обаятельную осетинскую девушку по имени Мария. Поженились и приехали жить в Урус-Мартан. Устроились работать в районную боль- ницу, где до сих пор трудятся, осыпаемые благодарностями пациентов. Естественно, и у меня, и у него выросли дети. О них-то и несколько слов. Сын мой, Мансур, тяжело отравился угарным газом, и мы доставили его в приемное отделение, которым на то время заведовал Ахтаев. Уж как он суетился искренне. И при этом нашелся ругнуть меня, заметив слезы на моих глазах: «Чего разнюнился?» Сын оклемался и очень уважительно относится к дяде Абу-Саиду, спасшему его. «…Зашли мы как-то с моим коллегой Абу-Хасаном Ахмадовым в столовую Минпечати. Невольно обратили внимание на двух улыбчивых девушек. Обед был отменно вкусен. Обратились к кассиру, но та денег не приняла: «Мне запретили с вас брать…» - «Кем»? - и она показала в сторону девушек. «Кто они»? - «Рита и Мадина». «А почему они с нас не разре- шают брать»? - «Говорят, что вы друг их отца». И выясняется, что Рита и Мадина – до- чери Абу-Саида Ахтаева. Уважили меня девочки. Естественно, что они исключи- тельно уважают своего отца. Вот вам и образец морально-этического уровня. Олег ДЖУРГАЕВ

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет