«…Надежда? Брось-ка ты эти разговоры, сынок. Надежда – страшная вещь, она может свести человека с ума», - говорит герой одного из лучших кинофильмов XX века «Побег из Шоушенка». Эти слова он произносит каждый раз, когда я пересматриваю этот фильм. Зачем? Чтобы услышать ответ его собеседника. 

В г. Грозном на протяжении двух лет действует единственный приют для животных. Трудятся в нем волонтеры волонтерского добровольческого движения «Надежда на жизнь».  

Казалось бы, разве можно говорить о каких-либо итогах или результатах за такой короткий срок – два года? Оказалось, можно. Можно лишь потому, что итоги в приюте подводятся ежедневно: кого приняли, кому дом нашли, кого спасли, а кто, увы, «ушел вверх по радуге».

За два года в жизни движения много произошло: здание-подарок от Главы ЧР Рамзана Кадырова, тысячи спасенных животных по всей республике, сотни из которых обрели хозяев, скандалы, упреки, обвинения и благодарность. Конечно, благодарности меньше – мы больше умеем бросаться обвинениями и упреками, меньше – говорить «спасибо». Но, с другой стороны, мало кто получает столько любви и благодарности, сколько получают волонтеры. От животных. Разве можно не брать в расчет их чувства и эмоции? Разве можно не сравнить их жизнь «до» и «после»? тем более, если сравнивать действительно есть с чем.  

К сожалению, эти сравнения зачастую вызывают горечь, чувство вины и даже ярость. Потому что отношение к животным у многих из нас не всегда человеческое. Да и к животным оно не относится. Больше подходит слово «чудовищное». С чудовищной жестокостью бездомного животного могут накормить отравленной пищей, сбить, ударить или выгнать из дома.

Если животное пришлось приютить, значит кто-то его выгнал. Если животное ранено или отравлено, значит, кто-то его сбил, застрелил или отравил.

А еще в последнее время в нашем обществе пошла «мода» выбрасывать «коробки». «Коробка» - это картонный ящик, в котором живут кошка и ее новорожденные котята… При этом хозяева, демонстрируя ярый «гуманизм», наотрез отказываются стерилизовать своих питомцев.

Животное подвластно инстинктам, не последний из которых – инстинкт размножения. И хотя многие утверждают, что стерилизовать животное все равно, что идти против природы, гораздо правильней отключить этот инстинкт путем хирургического вмешательства. Так, мы избежим не только столкновений с «армиями» бездомных котят по весне, но и перестанем, наконец, творить зло.

Девушек-волонтеров не раз осуждали за призыв делать стерилизацию бездомным животным. Однако иные пути решения проблемы никто так и не предложил. Равно как и взять в свой дом котенка, взрослую кошку или пса никто не торопится. Именно поэтому в приюте перенаселение. Почти как в Китае. Не хватает ни вольеров, ни клеток, ни помещений. А самое главное – не хватает рабочих рук. Ведь принять животное в приют означает заботиться о нем: своевременно кормить и поить его, делать перевязки, давать лекарства, содержать в чистоте клетки и помещения, не допускать распространения инфекций и т.д.

Все это делается силами трех – четырех девушек и ветеринара. Конечно, спокойней представить себе, что чистоту, например, наводит мистер Проппер, выскакивающей из флакона моющего средства. Или умывальник Миф стирает пеленки и подстилки после лежачих животных. Даже добрая тетя Ася не спешит на помощь. Поэтому делать в приюте девушкам приходится все самостоятельно.

Устают? Да. Опускают руки? Случается. Отчаиваются? С кем не бывает! Как говорил один персонаж, все мы люди и ничто человеческое нам не чуждо. Однако чтобы ни случилось, и какой бы отчаянной ни была ситуация, они не перестают дарить надежду на жизнь своим питомцам.

Помните, какими словами заканчивается «Побег из Шоушенка»?

 - И все же надежда – классная штука. Она никогда не умирает.

Виктория Хан



При копировании материалов ссылка на сайт обязательна

test 2Новости СМИ2