«В тот день рыбаки вышли рано, чтобы собрать снасти, приготовить все необходимое для рыбалки. Погода была солнечной. Медные лучи солнца растекались по непривычно – спокойному, Норвежскому море. Выходя в море, рыбаки одевались тепло. Море было непредсказуемым. Внезапно мог образоваться шторм, который сопровождался холодным, ледяным северным ветром. Это был привычный климат для Норвегии.  

Каждый раз, прежде чем выйти в море, жены рыбаков приходили к старой женщине, живущей на самом берегу моря. Женщину звали Хинедра. Она была известна на всю деревню тем, что освоила очень необычное ремесло – вязала теплые вещи из козьей и овечьей шерсти. О ее таланте ходили легенды. Только она умела вязать из нитей вещи, которые служили жителям деревни круглый год».

Вязание в помощь!

Легенда гласит, что вязание появилось тысячи лет назад. И я неспроста начал с норвежской легенды. Вязание – это непонятный для большинства людей вид рукоделия: петли, петли, а в итоге получается вещь. Любая.

Всего-то и нужно – научиться вывязывать эти петли так, чтобы получился шедевр – свитер, шарф, плед или даже кукла. Виктория Хан –журналист, который вяжет. Она так и делает: раз петля, два петля. Получается – кукла – Дэйнерис, например, или объемный свитер. А еще яркие теплые шали, пледы и, конечно же, носки. Какая зима без носков?

 Считается, что вязанием занимаются исключительно зимой. Да, это стереотип, но мы воспользовались им, чтобы поговорить с Викторией о вязании, понять, что же это за занятие и почему стоит ним заниматься.

- Виктория, здравствуй. Расскажи, пожалуйста, о вязании. Что это такое и как ты начала ним заниматься?

- Здесь все просто: вязание – это вид рукоделия. Да, не молодой, но доисторическим его назвать сложно. Чтобы получилась вещь, нужны инструменты, пряжа, две руки, два глаза и цель – вещь, которую ты вяжешь. Что до меня, то сначала вязание для меня было просто занятием, которым я занималась время от времени. Потом стало лекарством, отдыхом и отдушиной. Когда я получила первый заказ, оно стало источником дохода, видом заработка. Потом вязание стало наукой. Во-первых, потому что я серьезно им занялась. Во-вторых, я начала обучать вязанию людей. Если ты учишь какому-то навыку, то оно неизбежно становится наукой.

- А разве вязание не прошлый век? Зачем сейчас уметь вязать?

- С одной стороны, возможно, это и прошлый век. Спорить не буду. Но с другой стороны, это то занятие, которое стоит над веками, над временем. Как и любое ремесло. Оно переходит из века в век, и главное, никак не трансформируется. Не подстраивается под современность. Да, появляются новые техники, виды пряжи, инструменты. Сейчас вяжут вещи, которые раньше не вязали – корзины те же, например. Но в целом суть вязания не меняется.

Зачем сейчас? Если утрировать и упрощать, затем, чтобы быть чем-то занятым. Тем, что тебе нравится, на что у тебя всегда найдется время. Но это ценность. Продукт ручного труда – это всегда ценный продукт. Он сделан человеком, а не машиной. В вещь вкладываются силы, нервы, знания, настроение, особое отношение. И, разумеется, уникальность. Нельзя связать одну и ту же вещь несколько раз абсолютно одинаково. Такие ценности, мне кажется, нужны в любые времена и эпохи. И в каждый исторический период они решают разные задачи: в годы всеобщей бедности и нужды являются доступным способом обзавестись теплыми вещами в зимний период, в годы процветания и пресыщения становятся роскошью, а в современном мире – возвращением к человеческому, настоящему и душевному.

И потом – это женский труд. Все меняется. И мир женщин тоже. Меняется ее роль в семье, в обществе, ее положение и статус. А вязание возвращает нас к чему-то истинно женскому, теплому, трогательному и древнему.

- Вик, другой вопрос: зачем вязать, если можно купить?

- Начнем с того, что все мы люди, и каждому из нас свойственно делать преждевременные выводы. Готовые вещи покупают до тех пор, пока не наденут или хотя бы не возьмут в руки вязанные. Это совершенно другое ощущение. Оно передается через нервные окончания. Я тысячу раз видела лица людей, получивших те же носочки ручной работы. Детское умиление, восторг и радость. Есть большая разница между вещью, сделанной машиной, и вещью, сделанной руками человека. Какими бы мы не были циничными в нашем 21 веке, все мы люди. Как бы мы ни были избалованы машинами, новшествами и комфортом, хочется чего-то человеческого, настоящего, живого. Вязание нам в помощь!

Будь собой

- Я сам был свидетелем того, как люди, глядя на твои вещи, восторгались, хвалили, но не покупали. Почему?

- Покупать или не покупать – личное дело каждого. Выбор человека. Но за выбором стоит ряд причин. Во-первых, отношение в целом к ручному труду. Пока люди не возьмут в руки спицы и не свяжут хотя бы ряд, они не понимают, что это занятие не из легких. Одно дело, когда ты вяжешь ради развлечения раз в полгода небольшую салфетку. Но когда ты работаешь над крупной вещью, выполняешь заказ – это другое дело. И вот этот труд людьми не ценится. Отсюда и вопросы вроде «почему так дорого?» или «это что продается?».

Вторая причина – стереотипы. Они, конечно, потихоньку стираются, но это происходит медленно. Восприятие вязаных вещей как признака бедности, упрощенности пришел к нам из советского прошлого, когда бабушки и мамы вязали шапочки и носочки из нужды. Моя мама, например, вязала свитера нам, потому что не всегда была возможность купить. И я долго отказывалась носить эту вещь уже во взрослом возрасте. Но сейчас я горжусь тем, что на мне шаль, носки, шапки, кардиганы, связанные моими собственными руками. А вязальщицы вообще сегодня превратили шапки и носки в произведения искусства и стоят они недешево. Поэтому позволить себе их могут не все.

Люди очень медленно приходят к тому, что вещи ручной работы – показатель твоего уровня жизни, который позволяет тебе носить вещи, связанные по твоему заказу, по твоему вкусу. Ведь в данном случае ты покупаешь не вещь как таковую, а ощущение. Они дают тебе знание того, что ты – индивидуальность, личность со своим стилем, своими предпочтениями, желаниями, внутренним миром. Что твоя вещь сделана не на поток, предназначена не для массы, а именно для тебя. И у тебя есть возможность купить ее.

Я хотя бы попыталась

 

 - И ты все-таки решила развивать именно вязание. Почему не другой вид рукоделия, который легче продвигать? 

- А кто сказал, что будет легко? Признаюсь, когда я задумала свое дело, думала, что трудностей будет немного, но ошиблась. Но тем интереснее задача. Заниматься чем-то исключительно ради заработка не доставляет большого удовольствия. Быстро выгораешь, потому что нет смысла, идеи, цели. Заработала ты миллион, а дальше что? Что останется после тебя? С чем останутся люди?

Да, это тяжело. Идти против ветра, плыть против течения, бороться со стереотипами, общественным мнением. Да, я отчаивалась и много раз хотела бросить эту затею. Но через это все проходят. Отчаяние как и радость, и злость – явление временное. Проходит. А дело – остается.

- Виктория, мы с тобой от вязания перешли немного к психологии человека. Это страшно браться за такую заранее невыгодную идею?

- Начнем с того, что изначально я занялась вязанием потому, что это неколлективный труд. Для того, чтобы связать вещь мне не нужен никто кроме меня. А я всю жизнь была человеком необщительным, молчаливым. Нашла свой рай, как говорится. Я даже не вспомню, почему я решила обучать вязанию других – настолько внезапной была эта мысль. Но важно то, что дело пошло.

Что до самого проекта «ХАНВЯЖЕТ», то он родился не на пустом месте. Он пошел по следам неудавшегося дела, связанного с созданием украшений ручной работы, которым мы занялись с подругой несколько лет назад. Но тогда у нас не очень получилось – мы были не готовы.

Насчет страха. Страшно, когда ты складываешь ручки и ждешь чуда. А заниматься делом - не страшно. Без страхов и сомнений не бывает побед и результатов. Вопрос в том, что ты выбираешь – прятаться за страхом или, подчинив его себе, действовать. Да, это риск. Вкладываются все ресурсы, какие у тебя есть – силы, знания, нервы, здоровье, деньги. И нет никаких гарантий, что все получится. Где гарантия, что человек напишет книгу, и на следующий день проснется известным, а тираж раскупили? Где гарантия, что ты поставишь кофе-машину, и отбоя от клиентов не будет? Любое дело, простое, маленькое, большое, - это в первую очередь риск. И даже если у меня ничего не выйдет, я всегда смогу повторить слова героя романа «Пролетая над гнездом кукушки»: я хотя бы попыталась.

А вы пытались сделать что-то большее, чем делаете сейчас?

Что делать?

- Насколько я знаю, твой проект «ХАНВЯЖЕТ» связан с книгой Чернышевского «Что делать?». Каким образом?

- Чернышевский. Он – гений. Он просто написал, что делать женщине, прописав в романе готовый бизнес-план. Правда, там у него про шитье. Ну не суть. Чернышевский описывает портрет идеального рабочего процесса, идеального руководителя, идеального ответственного работника. Надо просто взять из этого романа то, что подходит тебе. Шить я не умею, но у меня есть вязание. Просто берешь и перекладываешь все это на готовый шаблон. Ну и детали уже дорабатываешь самостоятельно.

- И в чем заключается суть твоего проекта? Что должно получиться на выходе?

- Цех по созданию вязаной одежды. Одежды ручной работы. Я сначала рассматривала вариант вязать какие-то вещи на вязальной машине. Но потом решила взять за основу именно ручной труд. Это в разы тяжелее, потому что нужны сотни и тысячи рабочих рук. И это не просто люди, умеющие вязать, а люди, обученные специальным техникам, выносливые и с большими запасами терпения. Профессионалы. Я понимаю, что это не скоро случится, потому что нужно обучить людей. Сначала найти тех, кто хочет познать азы вязания, обучить их, и потом уже запускать.

Почему бы и нет?

- Вик, рассматривала такой вариант, что ты будешь, к примеру, сотрудничать с каким-нибудь модным домом?

- Я думала об этом. Раньше я бы, наверное, отказалась наотрез, не раздумывая. Но сейчас я понимаю, что для меня это было бы возможностью перейти на новый уровень, шансом, очередной ступенью. Но временной. Потому что мой проект не подразумевает жизни под чужим именем. У меня свое есть.

- Когда и как произошел переход от «я сама» к «почему бы и нет?»

- После работы над собой, после очередной неудачи, перехода на новый уровень. В какой-то момент понимаешь, что вот здесь надо было сделать так, а там - вот так. Здесь тебе нужен партнер, а здесь - поддержка, спонсор, наемный работник. У каждого уровня есть свои условия, требования, которые необходимо соблюсти, чтобы двигаться дальше. Конечно, если хочешь двигаться. Кого-то устраивает и существующее положение дел. Выбор каждого.

- У тебя как у человека творческого, не возникало внутреннего спора, по поводу того, то ты продаешь свое творчество. Искусство продается или нет?

- Я перестала думать об этом после получения первого гонорара за свой материал. Те журналистские материалы, которые делала я, – это творчество, но я их продавала. Когда я получила первый гонорар от канала «Моя планета» за публикацию на их портале, а потом - от журнала «Дискавери», вопрос был решен. Это были художественные материалы, вымученные, выстраданные, отработанные, за которые я получила награду – гонорар. Деньги ведь это не только оплата труда, это и награда, признание твоей работы. То же самое и с вязанием – изделия или курсы, неважно, за что тебе заплатили. Заплатили – признали твой труд.

Все в мире связано

- А если люди не хотят покупать изделие, значит, дело в вязании? Или в покупателях, которые не готовы платить за него?

- Наверное, в том и в другом. Не может быть кто-то один плохим, а второй очень хорошим. Значит, где-то вязание утратило свои позиции, ценность и актуальность для людей. А люди с удовольствием отказались, и быстро нашли этому замену. Больше не надо вязать носки - можно купить на рынке, все можно купить на рынке, в магазине. И сейчас уважительное отношение к ручному труду возвращается. Начинают ценить. Но это происходит очень медленно. Человеком, который может сотворить руками необычную вещь, - восхищаются. Но это восхищение должно переходить во что-то большее, к примеру, в желание приобрести ее. Говоря о Чечне, большинство здесь пока на стадии восхищения. Переходить на следующую ступень или не хотят, или - не готовы.

- Твоя цель - найти людей, которые хотят научиться вязать. У тебя есть возможность обратиться через СМИ к своим потенциальным ученицам. Что бы ты им сказала?

- Не пытайтесь уйти от вязания, потому как все в мире связано.

Нур-Магомед Юсупов