Шейх Мансур родился в 1760 году в селении Алды. Его отца звали Шахбаз, родом он из селения Элистанжи.

С 1785 года (март-апрель) начались первые публичные выступления Мансура с религиозными проповедями перед жителями селения Алды. На его проповеди стекались тысячи людей не только из Чеченской Республики, но и из соседних регионов. Главное в проповедях Мансура – установление шариатских норм и духовное очищение людей. Он призывал к отказу от кровной мести, от взаимных ссор, убийств. Категорически запрещал набеги, кражи, употребление спиртных напитков и табака.

Мансур начинал свою проповедническую деятельность как имам, предводитель мусульманской общины.

Необыкновенное рвение в исповедовании веры, блистательное красноречие, огромный дар психологического воздействия на окружающих и праведная жизнь, политическое чутье, глубина и масштабность мышления придали его имени ореол подвижника ислама и славу провидца, истинно народного предводителя.

Для характеристики роли самого Мансура в ряду руководителей национально-освободительного движения как нельзя более подходит библейское понятие предтеча. Он был первым в ряду знаменитых предводителей народного восстания не только в чисто хронологическом, но и еще более глубоком смысле предвосхищения, воплощения в своей жизни и борьбе программы тяжелой продолжительной борьбы всего народа за свободу и независимость горских народов.

Говоря о месте шейха Мансура в истории развития национального самосознания чеченцев, давая общую оценку итогов его жизни и борьбы, историки отмечают:

- Мансур – родоначальник и провозвестник основных идей национально-освободительного движения. Правда, идеи эти провозглашались им в форме предчувствия, предвосхищения и не приняли той законченной, рафинированной формы, какую они приобрели позже, в ХIХ веке. Но озарения шейха были поистине гениальными и стали возможными еще и потому, что он был одним из тех исключительно дальнозорких людей своего времени, обладавших огромным историческим чутьем, позволившим ему предсказать наступление целой эпохи потрясений, истребительных войн, через которую предстояло пройти горцам в борьбе за свою свободу, землю, за право остаться самим собой, за право исповедовать свою религию, свои обычаи и традиции.

- Мансур не только предвосхитил основные идеи национально-освободительного движения, но и на практике проверил в тот ограниченный отрезок времени, который был отведен ему судьбой, стратегию и тактику вооруженной борьбы. Он поистине обладал тем, что называется стратегическим мышлением.

- Объективные последствия уроков Мансура заключались и в том, что военные неудачи горцев на плоскости, убедили Мансура, а затем и поколения следующих борцов в том, что гарантия победы над самым могущественным противником – в горной партизанской войне, с использованием всех географических преимуществ родной земли.

Мансур, несомненно, одна из самых ярких, самобытных геройских фигур, выдвинутых чеченцами в долгой, героической, жертвенной борьбе за свою свободу и независимость, фигура, еще далеко не оцененная, неразгаданная.

Шейх Мансур, обессиленный ранением (был контужен в результате взрыва порохового погреба) попал в плен к российским войскам во время штурма ими турецкой крепости Анапа (русско-турецкая война 1787-1791 гг.). По личному указанию российской императрицы Екатерины II Шейх Мансур был перевезен в Петербург, а затем заключен в Шлиссельбургскую крепость. Здесь он тяжело заболел и умер 13 апреля 1794 года. Комендант крепости полковник Колюбакин сообщил об этом в Правительствующий Сенат в Петербург в тот же день: «…Находящийся в Шлиссельбургской крепости под арестом уроженец чеченский Ших Мансур заболел, а сего же апреля 13 числа пополудни во втором часу от оной болезни помер…».

В донесении в Петербург от 16 апреля 1794 г. Колюбакин сообщил о похоронах Шейха Мансура: «Сего апреля 14-го из объявленной экспедиции отпущенное повеление здесь мною получено 15-го числа о погребении и о вывозе из крепости на Преображенскую гору тела находящегося в сей крепости секретного арестанта Шиха Мансура. Исполняя оное повеление сего месяца шестое на десять число пополудни в двенадцатом часу вышеописанного Ших Мансура тело из крепости порутчиком Юхаревым вынесено и прямо водою на Преображенскую гору отвезено, где оное и погребено…».

Так закончил свой земной путь выдающийся богослов и проповедник ислама, руководитель освободительного движения горцев Северного Кавказа в конце ХVIII в. Ушурма из чеченского селения Алды (ныне – внутригородской поселок г. Грозного), больше известный в истории под именем Шейха Мансура. Он оставил в истории Кавказа яркий след как мужественный и благородный человек, призывавший людей к праведной, честной и достойной жизни.

Вместе с Мансуром во время взятия Анапы русскими войсками в плен попали и четыре его соратника: чеченцы Гассан-Гаджи (Хасан-Хаджи) Алимирзаев, Чаги (Чега) Витингов, лезгин Сулейман Сурхаев и ногаец Кейч-Али Картышев.

Чеченец Хасан-Хаджи Алимирзаев (в момент пленения ему было 50 лет) был уроженцем чеченского селения Гатчаги (ныне несуществующее селение Гачихи, располагавшееся тогда недалеко от будущей крепости Грозная) на реке Сунже. Родители: отец Алимирза, мать – Ару. В родном селении у него остались жена, трое сыновей и 2 дочери.

Чага Витингов был из селения Алды (т.е. односельчанином Мансура), 25-26 лет. Был женат на двоюродной сестре имама по имени Петимат.

Именным повелением императрицы Екатерины II от 17 января 1792 г. все четверо вышеназванных соратников Мансура были помилованы и поселены в Тавриде.

Как сложилась дальнейшая судьба этих соратников Мансура, пока неизвестно.