Аза Хасикова – коуч-психолог из Чеченской Республики и член "Союза женщин России". В июне текущего года в Москве она была удостоена премии «Гордость России» как женщина-патриотка, которая внесла свой вклад в сферу общественной, политической, социальной, культурной и экономической жизни России. В республике ее называют «психологом номер 1» и часто обращаются за консультацией по различным вопросам. Недавно Аза запустила в Грозном серию психологических мастер-классов, на которые приходят люди разных возрастов и социальных статусов.

Корреспондент ИА «Чечня Сегодня» пообщался со специалистом и выяснил, о чем рассказывают клиенты на консультациях, как семейные пары пытаются избежать развода и почему между поколениями в республике произошел ментальный разрыв.

От мамы семерых детей с большим хозяйством до коуч-психолога

Я родилась и выросла в Грозном. Семья у меня была интеллигентной, никогда и ни в чем я не нуждалась. В школе я была активисткой, моя фотография всегда висела на «Доске почета», за отличные результаты посылали в крымский лагерь «Артек».

Изменилось все в 17 лет. По воле судьбы я вышла замуж, хотя даже не думала об этом. Тогда у нас еще применялась практика «умыкания невест» (В 2010 году по инициативе Главы ЧР Рамзана Кадырова на данную практику был наложен запрет в регионе, - прим. автора). Мой свёкр был очень настойчив, и родители уступили. Так я и попала в семью медиков и переехала жить в село.


Я всегда мечтала стать врачом, но вместо этого стала членом семьи медиков. Видимо, таким образом Всевышний делает так, чтобы в нашей жизни соблюдался баланс.

Моя мама – кандидат экономических наук. В то время она работала в одном из министерств, сейчас она живет в Ростове-на-Дону. Именно она настояла на том, чтобы я все-таки поступила в университет после школы, несмотря на замужество. Она задала мне всего один вопрос: «Аза, хоть какое-то образование у тебя будет? У тебя медаль. Нельзя, чтобы это прошло мимо. Давай ты подашь документы в вуз». И я подала. Выбрала экономический факультет Чеченского государственного университета. Тогда он еще был Чечено-Ингушским государственным университетом. Но это было не мое. Душа рвалась к чему-то другому.

В 18 лет я уже была мамой. В военные кампании мои марцхой (Родственники мужа, - прим. автора) купили 13 коров. Нужно было как-то выживать в то непростое время. Я даже не знала с какой стороны подойти к корове, не говоря уже о том, чтобы ее подоить. Но нужно было приспосабливаться, что я и сделала. В итоге, у меня было большое хозяйство, дети, коровы и отсутствие удобств – свет и вода в нашем доме появлялись с переменным успехом из-за войны. Флягами я носила воду, а между делом читала книги по психологии, которые мне отправляла мама.

Оглядываясь назад, я понимаю, что психология по жизни сопровождала меня. Есть такое понятие «психолог от Бога». Такой была моя прабабушка Аймани по материнской линии. Она научила меня доброте, отзывчивости, умению слушать и понимать людей, выработала во мне способность всегда находить оправдание поступкам других. Мы звали ее Ама.

И если прабабушка взрастила во мне необходимые качества, то мой дедушка Алауди Магомадов научил меня правильной мотивации. Мои родители были в разводе, я жила с матерью. В силу своего возраста и любопытства, я иногда экспериментировала с приготовлением пищи. Это был класс 7, кажется. Главным ценителем моих кулинарных «изысков» был дедушка. Готовила я, честно признаюсь, бурду. Но дедушка всегда говорил: «Аза, как же вкусно!». И я готовила снова и снова, пока у меня не стало хорошо получаться.

Никогда не забуду, как погладила ему брюки, и он ушел в них на работу. Он был бухгалтером на пищекомбинате и носил брюки со стрелочкой. Я их погладила так, что на брюках образовалась гармошка. На работе он всем с гордостью рассказывал, что брюки ему погладила внучка. Разве это не психологический прием? Психолог – это не обязательно образование.

В воспитании своих детей я применяла разные психологические методики. В военные кампании учила своих детей справляться со стрессом, когда они слышали звуки автоматных очередей или взрывы от бомбежек.

Второе высшее образование я пошла получать, когда у меня уже было пятеро детей. Теперь детей у меня уже семеро. Я обучилась гештальт-терапии (Эффективное направление, которое используют в терапевтической работе психологи для проработки отношений, налаживания эмоционального фона, поднятия самооценки, - прим. автора) и прошла курсы переподготовки у московского коуча. Сейчас я единственный в республике психолог, который соединил два направления «коучинг» (Метод обучения, в процессе которого человек, называющийся «коуч», помогает обучающемуся достичь некой жизненной или профессиональной цели, - прим. автора) и «психологию» (Гуманитарная научная дисциплина, изучающая закономерности возникновения, развития и функционирования психики и психической деятельности человека и групп людей, - прим. автора). Я специально выработала эту методику и планирую ее запатентовать.

Проще отдать психологу, чем работать самим

Сначала я работала на государство – в различных учреждениях. Потом решила работать на себя и это совсем другое. Первое свое помещение для консультаций я снимала в районе остановки «Богатырь» в Грозном. Это была даже не квартира, а комната. Аренда мне давалась тяжело и поэтому я совмещала сразу несколько работ.

Помню первые консультации. Это были дети с аутичным спектром. Они очень хорошо чувствуют людей и не всегда идут на контакт с ними. Ко мне эти дети тянулись. Родители все время говорили: «Аза, они к тебе прям рвутся».

Сейчас я работаю с семейными парами, подростками и с людьми своего возраста. Если говорить о детях, которых приводят ко мне на консультации, то их проблемы связаны с заниженной самооценкой, фобиями и не востребованностью в обществе. Кто виноват в их заниженной самооценке, спросите вы? Родители и педагоги. Как детей готовят к ЕГЭ? Им чаще говорят: «Вы не сдадите!» или «Вы не справитесь!». Может у педагогов или родителей методика такая, я не знаю. Но с уверенностью могу сказать, что она не работает. Хотя нет, она работает, но приносит отрицательные результаты. Детей так травмируют, что у них начинаются панические атаки.

У нас есть такая тенденция, когда гиперактивный ребенок беснуется, балуется и не слушается – его предлагают отвести к психологу. Часто родителю прям так и говорят: «Что ты мучаешься? Отведи его к психологу!». И таким образом ответственность перекладывается исключительно на специалиста. Мне предлагают сделать с ребенком «все, что угодно», лишь бы он «пришел в норму».

Работать с ребенком – это еще и работать с родителем. Все проблемы и недуги ребенка идут из семьи. Кто-то у нас комплексную терапию воспринимает так, будто я хочу побольше денег получить с клиента.

Когда родителя приглашают в школу из-за того, что ребенок себя неадекватно ведет, ему предлагают дома провести с чадом воспитательную беседу – поработать с ним ментально. А что проще сделать: поработать с ребенком дома самостоятельно или отвести к психологу? Конечно отвести к психологу, а потом при нулевом результате через пару сеансов свалить вину за неэффективность работы на психолога. Простите, но ребенок до 15 лет был агрессивным. Он рос в вашей среде, он буквально взращен в ней. Что может измениться за два – три сеанса?


У меня был интересный случай. Мама привела девочку и пожаловалась на то, что та не хочет заходить в класс. А педагог сказал матери: «Либо ты свою девочку забираешь со школы, либо ты переводишь ее в другой класс». Девочка закрытая, всего боится. Я ее посадила, мы стали проводить арт-терапию и в процессе я задавала вопросы ребенку. Как только я поняла в чем дело, я положила возле девочки стопку книг, на диван усадила мишку и говорю ребенку: «А теперь покажи мне, как тебя ударили!». И девочка этой стопкой книг со всей силы ударила мишку по голове. Я смотрю на мать и спрашиваю: «У ребенка ухо болело?». Та кивает и говорит, что девочку даже показывали врачу из-за этих болей. А теперь отгадайте с трех раз, кто ребенка ударил по голове? Мне стоит это говорить вслух?

Женщина продолжила водить ребенка ко мне на консультации. Мы ее перевели с мамой в другой класс. После 4 сеансов девочка сама стала отвечать у доски, что до этого категорически отказывалась делать. Все это время мы работали над повышением самооценки. Семья была из далекого горного села. Даже в селах сейчас понимают, что иногда работа с психологом необходима. Я беру на консультации от силы нескольких детей, чтобы выполнять свою работу качественно. Самая большая награда для меня при работе с детьми – это «Спасибо!», сказанное от чистого сердца.

На сеансе семейных пар начинается дурдом

По своей глупости я сразу начала принимать семейные пары. Это какой-то «дурдом». Каждый считает, что он прав. Осознав, что с семейными сеансами что-то нужно делать для эффективности, я стала применять другую методику. Я провожу два сеанса отдельно с женой и два сеанса отдельно с мужем. В ходе сеансов я подвожу их к тому, чтобы они посмотрели на себя со стороны. Не могу же я прямо сказать, что они не «белые и пушистые».

У меня были случаи, когда жена начала ходить на консультации и стала постепенно меняться. Муж начал замечать эти перемены: она ему сцены ревности не устраивает, не выясняет где он и с кем, не психует. Естественно, его это удивляет и через какое-то время он мне звонит. «Аза, я взял ваш номер у жены, но не хочу, чтоб она знала, что я был у вас», - говорит он мне. Он тоже захотел измениться. Бывало и наоборот, когда жена записывалась сама на прием после положительных изменений в муже. Когда люди хотят сохранить свой брак, они начинают работать над собой.

Большинство обращений связано с недопониманием в семье. Когда я с ними работаю, я сажаю их друг напротив друга и спрашиваю: «Что бы вы хотели друг другу сказать?». Они начинают говорить друг другу элементарные вещи, которые вообще не говорят дома. На консультациях супруги открываются друг другу и говорят, что им не нравится. Возможно, раньше они боялись это проговорить, а может они боялись друг друга обидеть.

Даже родители во время консультаций узнают о своих детях много нового.


Знаете, почему зачастую рушатся браки? Сейчас наши девушки считают, что они должны быть наравне с мужчинами. Приходят ко мне молодые пары и во время терапии девушка начинает мне доказывать, что она имеет такие же права, что и ее муж. К примеру, муж ей говорит: «Я не хочу, чтобы ты пользовалась социальными сетями». Она ему в ответ: «А почему ты пользуешься?». Каждая вторая пара такая.

В семье должен быть один глава. Я часто провожу в социальных сетях «прямые эфиры» и там обращаюсь к девочкам и говорю: «Поймите, что вы вышли замуж, девочки. Вы за мужем».

Что означает наша традиция «мотт баститар» (развязывание языка, - прим. атора)? Ее смысл уходит далеко в древность нашего народа. У этой традиции очень глубокий и красивый посыл. Когда наши прабабушки выходили замуж, им говорили: «Ты сейчас выходишь замуж глухая и немая. Забудь свой язык, потому что в новом доме ты возьмешь язык мужа!». Об этом все забыли.

Если в доме твоего мужа говорят, что вода течет вперед – это для тебя должно быть неоспоримой правдой. Если говорят, что вода течет назад, то это должно быть для тебя неоспоримой правдой. Ты молчишь. Сейчас никто из девушек не знает истинного значения этой традиции.

Здесь всплывает и проблема воспитания будущих супругов. Когда я выходила замуж, моя бабушка сказала мне: «Ты свой язык забываешь в отчем доме и в доме мужа учишься новому языку. Спрашивай у них даже о том, как они варят картошку. Ты вышла замуж и должна проявлять уважение к их быту». Если мать не научила свою дочку этому перед замужеством, ничего путного из этого брака не выйдет.

На консультациях, когда жены начинают спорить о том, почему мужу можно, а ей нельзя, у меня иногда поднимается давление.

Я не говорю о том, что женщины у нас плохие, а мужчины хорошие. За свою практику я повидала многое и хочу сказать, что мужчины в браке тоже могут «отличиться» и в этом им иногда помогают глубокоуважаемые мною свекрови.

У меня была пациентка из Аргуна. К сожалению, у нас с ней оборвался контакт, и я не могу ее найти. Но я очень хочу, чтобы она вышла со мной на связь, и мы пойдем в муфтият, чтобы ей оказали помощь. При разводе бывшие мужья и свекрови часто манипулируют детьми: не сделаешь то, не увидишь детей или хочешь увидеть детей, давай то-то. Эта девочка пришла ко мне и пожаловалась, что свекровь поставила ей ультиматум: «Ты на наших детей выплаты за годы развода получала? Вот верни эти деньги, тогда мы дадим тебе встречаться с детьми». Речь шла о сумме в 200 тысяч рублей. Эта девочка не работает. Когда она была замужем, муж ей не разрешал выходить на работу. Чтобы съездить к детям или встретиться с ними, ей приходилось платить за такси и привозить их из села на границе с Дагестаном. Из этих выплат тысячи три уходило на такси, остальное на то, чтобы детей куда-нибудь сводить в городе и что-нибудь им купить. На приеме она плачет: «Аза, я возьму кредит и отдам им эти деньги. Не смогу без детей». Хорошо, что я ей напомнила, что выплачивать их будет некому. Вроде, она одумалась. Как разрешилась их ситуация, не знаю. Хочу найти ее и помочь.

У нас часто говорят: «Не выносите сор из избы!». Я не всегда согласна с этим утверждением. Иногда женщина тем, что она терпит побои, издевательства и оскорбления делает себе только хуже. Одна такая история довела женщину до онкозаболевания. И что в итоге? Она лежит немощная, детям помочь не может, а муж женился на другой.

У нас очень грамотные богословы. Сходи в муфтият, если заступиться за тебя некому. Они поговорят с твоим мужем, объяснят где он не прав. Для этого же в республике работает Комиссия по урегулированию семейных конфликтов. Ей нужно было просто пойти туда и рассказать свою ситуацию.

Я всегда советую – не терпеть. Терпеть нужно тогда, когда вы понимаете, что есть вариант изменений в будущем. Нельзя об этом говорить однозначно. Если вы понимаете, что в перспективе человек не изменится и это негативно будет влиять на ваше здоровье – уходите.

Инфантилизм в 25 лет

Я очень благодарна Главе Чеченской Республики Рамзану Ахматовичу Кадырову за то, что он уделяет огромное внимание вопросам укрепления семейного института в нашем регионе. По его инициативе был создан и запущен конкурс-фестиваль «Синмехаллаш» («Духовные ценности» - совместный проект Минкультуры ЧР и ЧГТРК «Грозный», призванный стимулировать народное творчество и укреплять духовную преемственность поколений, - прим. автора). Важно показывать людям красоту наших традиций, суть нашей ментальности и значение наших адатов. У нас наконец-то начала возрождаться этическая культура. Люди стали задаваться вопросами и им нужны институты, которые будут давать ответы.

Сейчас я пишу книгу про воспитание детей в нашем обществе и про семейные ценности. Что у нас говорят обычно при выборе спутника жизни: «Это судьба!». Я отвечу: «Нет, это было подсознание». По каким критериям сейчас парни у нас выбирают будущую жену? По модельной внешности. Парни любят глазами, девушки ушами.

Давайте будем честными, современные парни зачастую даже не знают, кто такой Евгений Онегин. Они не понимают вообще, о чем речь. И знакомятся с девушками в своем привычном стиле – колхозном. А хорошие девочки, которые живут по принципу отличницы, кого выбирают? Правильно – плохих парней. Девушка-перфекционистка всю жизнь хочет позволить себе то, что не может позволить в силу ряда причин. И тут появляется хулиган: интеллект – ноль, лексикон – ноль. Но она-то мечтала сделать что-то такое необычное. Вот и сходятся две противоположности.

Сегодня мы видим другое поколение женщин и мужчин. Мы и в плюсе, и в минусе. Если сравнивать это поколение с предыдущими, то нашим предкам повезло больше: им было у кого учиться и чему учиться. У них были четкие правила: это белое, а это черное. Моя мама приучила меня к тому, что есть на улице мороженое – это моветон (дурной тон, - прим. автора). А сейчас у нас на лавочках семечки ребята грызут и кидают прямо на пол. Культуры воспитания нет во многих наших молодых людях.

Раньше как воспитывали детей? Всем родом и селом. Род понимал, что каждый несет ответственность друг за друга и старшие имели право сделать замечание и указать на то, что другие делают неправильно. Поэтому и говорили: «вай доьзал» (наша семья, - прим. автора). А сейчас что? Вы попробуйте на улице сделать ребенку замечание и что вам скажет его родитель? Вам скажут, что это не ваше дело и вам нужно за собой смотреть.

Произошел колоссальный ментальный разрыв между поколениями. Сейчас растет поколение, которое не знает жизненных тягот. И в этом отчасти есть наша вина. Мы упростили задачу нашим детям: учись и кушай – это главное. Ребенок выполняет эти две задачи, и он уже для нас герой.

Я сама мама и часто говорю детям: «Ничего не делайте, кроме подготовки к экзаменам». Получается, что мы сами стелим им солому на каждом шагу, а потом удивляемся их несамостоятельности. Гиперопека – мы не даем им самостоятельности и решаем за них. Как результат, мы получаем инфантилизм в 25 лет.

Сейчас я активно провожу в Грозном мастер-классы на разные темы. Последней темой была: «Роль мужчин в современном обществе». После мастер-классов ко мне подходят люди и говорят: «Спасибо! Мы получили ответы на все свои вопросы». И участниками мастер-классов становятся не только женщины разных возрастов, но 19-летние, 40-летние и даже 70-летние мужчины. Им интересен такой формат общения. В нашей республике главное требование клиента – это конфиденциальность и порядочность специалиста. Я сама много раз сталкивалась с тем, что мои коллеги раскрывали некоторые факты. Поэтому к себе я очень требовательна. Думаю, что спрос на мои услуги говорит о том, что клиенты мною довольны.

Седа Магомадова



При копировании материалов ссылка на сайт обязательна

test 2Новости СМИ2