В этом году Российскому университету спецназа, который располагается на территории Гудермеса, исполнилось 10 лет. За этот срок университет уже успел приобрести мировую славу, а его инструктора занять призовые места на престижных соревнованиях за рубежом.

Сегодня РУС является единственным частным учебным учреждением в Российской Федерации, на базе которого обеспечивают профессиональную подготовку специальных подразделений. Помимо этого, в Российском университете спецназа подготовлено около 14000 добровольцев, которые в рядах спецназа «Ахмат» защищают интересы Родины в зоне специальной военной операции.

В интервью ИА «Чечня Сегодня» Помощник Главы ЧР, руководитель РУС Байбетар Вайханов рассказал, чем обусловлен мировой успех университета, могут ли женщины работать в РУС и бывают ли у инструкторов эмоциональные выгорания.

– Байбетар Халидович, многие эксперты считают, что рассвет Российского университета спецназа пришелся как раз на период СВО, когда появилась необходимость готовить добровольцев. Так ли это на самом деле?

– Действительно с начала проведения СВО о Российском университете спецназа узнали еще больше людей во всем мире, что стало причиной многих положительных изменений. Но утверждать, что это был рассвет университета скорее неправильно. С самого начала своего основания наш учебный центр при поддержке Главы ЧР, Героя России Рамзана Ахматовича Кадырова уверенно развивался. О нем уже знали далеко за пределами страны, благодаря большому количеству достижений и масштабных мероприятий, проведенных в РУС.

– Нам точно известно, что в РУС работает одна женщина инструктор. Причем чуть ли не с самого основания университета. Изменилась ли ситуация на сегодняшний день? И рассматриваете ли Вы возможность расширения инструкторского состава за счет женщин? Есть ли, на Ваш взгляд, подходящие кандидатуры среди вайнашек и насколько это целесообразно?

– Начну с того, что в РУС не одна, а четыре представительницы прекрасного пола. Две из них трудятся инструкторами по огневой подготовке и две в воздушном центре «Гудскай». Сейчас ситуация обстоит таким образом, что основная масса гостей прибывает в РУС из других регионов России и стран зарубежья. Для работы с небольшим количеством девушек, приезжающих в РУС из нашей республики, усилий уже имеющихся женщин-инструкторов пока достаточно. Это не значит, что у нас в этом направлении все плохо. Отмечу здесь внучку Первого Президента ЧР, Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова – Хутмат Рамзановну Кадырову [заместитель руководителя Секретариата Главы Чеченской Республики - куратор сферы здравоохранения ЧР], которая регулярно тренируется у нас и побеждает на соревнованиях. Можно сказать, что она стала популяризировать практическую стрельбу среди девушек нашего региона, благодаря чему количество желающих заниматься этим видом спорта с каждым разом становится все больше. Они уже активно участвуют в турнирах и даже подают надежды. Женщины по желанию имеют возможность тренироваться отдельно от мужчин. По мере увеличения потока местных девушек мы будем расширять штат специалистов из числа женщин. Что касается вайнашек в качестве инструкторов, то мы готовы принять их на работу, но для этого им необходимо соответствовать большому ряду критериев. С учетом того, что среди наших девушек направления РУС пока не являются популярными, готовых кандидатур на эту должность пока нет.

– Бывают ли случаи, когда при подготовке добровольцы изъявляют желание завершить обучение и вернуться домой вместо того, чтобы отправиться в зону СВО? Если да, то каковы основные причины?

– Такого, чтобы доброволец приехал и потом принял решение вернуться домой, не принимая участия в СВО, еще никогда не было. И это при том, что мы никогда этому не препятствуем. Напротив, нам не нужны в зоне боевых действий те, кто морально не готов. В РУС приезжают люди, сделавшие свой осознанный выбор. Они знают, за что будут бороться, проявляют решительность и большое желание разгромить врага. Были ли случаи, когда мы сами отправляли добровольца домой? Да, но причиной этому, к примеру, становились проблемы человека с документами или несоответствие ряду требований для принятия на службу в Министерство обороны России, с которым заключается контракт.

– Зачастую инструктора работают при разных погодных условиях и в разных ситуациях. Как они справляются с нагрузкой и бывают ли у них эмоциональные выгорания? Есть ли какая-то программа поддержки инструкторов?

– Наши инструкторы - опытные специалисты, имеющие не только богатый боевой опыт, но и опыт участия в экспедициях и учениях в зонах экстремальных климатических условий. Как непосредственный участник этих мероприятий скажу вам, что эти испытания закаляют человека и делают его менее восприимчивым к капризам погоды. Прибавьте к этому солидный педагогический стаж. Все эти составляющие делают инструкторов РУС максимально приспособленными к работе в сложных погодных условиях и к работе с большим потоком обучаемых людей. Они трудятся самоотверженно и добросовестно, никогда не жалуются на сложный рабочий график. При этом мы естественно понимаем, что они - люди, а не роботы. Поэтому всегда стараемся дать им время на отдых, чтобы не допустить излишней перегрузки. Мы бережем их настолько, насколько нам это позволяет нагрузка учебного центра.

– Российский университет спецназа называют целым городком. Рассматривается ли возможность его расширения? И намерены ли Вы открывать филиалы в городах России?

– Российский университет спецназа действительно занимает большую площадь, которая составляет 450 гектаров. По причине стремительного развития мы развернули масштабные строительные работы практически на всей территории РУС. Это стало причиной того, что нам попросту стало не хватать места в границах учебного центра и теперь мы ведем строительство школы снайперов РУС в селении Мелчхи. Так что мы уже начали расширяться. Открытие филиалов на территории других регионов России тоже в наших планах и это скорее вопрос времени.



При копировании материалов ссылка на сайт обязательна