Пока в социальных сетях и на просторах Интернета разгораются «нешуточные страсти» вокруг роли имама Шамиля в жизни чеченского народа, информационное агентство «Чечня Сегодня» совершило некий экскурс в историю вместе с доктором исторических наук и выяснило, как отразилась политика Шамиля на жизни чеченцев в период Кавказской войны. 

В среду, 7 августа, на сайте ИА «Чечня Сегодня» было опубликовано эксклюзивное интервью Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, связанное с событиями 20-летней давности в дагестанском селе Ботлих. Рамзан Кадыров сказал четко:

«Пора говорить правду, ибо ложь порождает новую ложь и не бывает этому конца. Мы уважаем память Шамиля, как духовного лица, но есть желание знать, почему он, будучи в Чечне, 19 лет воевал с Россией, провоцируя уничтожение народа и Чечни, а вернувшись в Дагестан, через четыре месяца сдался России и стал дворянином? Что это, если не террор против Чечни и чеченского народа, осознанный или нет? Или двойные стандарты зародились еще в 19 веке?»

Ни одного оскорбительного слова в адрес имама Шамиля Глава Чечни не произнес, также, как и не ставил под сомнение высокую духовность этого человека. Говоря об истории своего народа, Рамзан Кадыров отметил, что имам Шамиль не принес никакой пользы чеченцами. Более того, за годы пребывания Шамиля в Чечне численность чеченского народа сократилась более чем в два раза, а количество мужчин уменьшилось на 70%. Но злопыхатели интерпретировали слова Главы Чеченской Республики иначе. Оперируя беспочвенными обвинениями, они осадили комментариями аккаунт Рамзана Кадырова и его соратников. Не скупясь на оскорбления, пользователи описывают свою интерпретацию исторических событий Кавказской войны.

Собрав наиболее абсурдные убеждения, редакция ИА «Чечня Сегодня» обратилась к доктору исторических наук, профессору и президенту Академии наук Чеченской Республики Шахрудину Гапурову за выяснением достоверных фактов, основанных на архивных данных.


Чеченцы всегда были за мир

Шамиль безусловно и общепризнано был очень видный богослов, знаток Ислама и Корана. Он создал государство имамат. С 1840 по 1859 годы он возглавлял в Чечне это государство.

Сама Кавказская война, как мы знаем, началась в 1818 года со строительства крепости Грозная.

В 1829 году, под руководством первого дагестанского имама Гази-Мухаммада, в Дагестане начинается вооруженное восстание против России. Гази-Мухаммад старался поднять на восстание и чеченцев, но этому всеми силами воспрепятствовал выдающийся военно-политический деятель Чечни Бей-Булат Таймиев. Он был убежден, что будущее Чечни в составе России, только надо искать достойное место и договориться с российскими властями.

В этой обстановке в 1831 году Бей-Булат был убит. По целому ряду фактов становится понятно, что это была провокация, устроенная во многом российским генералом Алексеем Вельяминовым, который на тот момент отвечал за командование на Северо-Восточном Кавказе.

В это же время в Польшу был переведен генерал Иван Паскевич, который старался мирными шагами, как и Бей-Булат Таймиев, втянуть Чечню в состав России.

Одновременно российское командование раз за разом направляет в Чечню целый ряд экспедиций, в ходе которых были уничтожены очень многие чеченские селения. Были большие жертвы среди мирного населения. В Чечне всегда были две партии: войны и мира. И впоследствии партия войны начала побеждать.

Вместо того, чтобы попытаться продолжить ту линию, которая была при Паскевиче и Таймиеве, царская администрация решила пойти по пути подавления силой любого недовольства в Чечне. И царская власть направляет в Чечню генерала Александра Пулло. Он был человеком политически очень недалеким и сторонником жестких военных методов.

Пулло стал в Чечне насаждать очень жесткие порядки. Например, запретил торговлю горной Чечни с равнинной. А без хлеба равнинной Чечни, голод наступал в горной части. За малейшее недовольство – ссылал в Сибирь или сажал в тюрьму. Даже когда в 1838 году чеченская делегация захотела поехать в Тифлис – жаловаться кавказскому наместнику, Пулло всю делегацию посадил в яму.

И последним шагом его была попытка разоружить чеченцев. Для любого горца и чеченца, тогда оружие было частью собственного тела. Эта попытка привела к огромному недовольству народа.

В этих условиях в 1839 году после поражения под селением Ахульго, раненный имам Шамиль с небольшой группой своих мюридов бежал из Дагестана и перешел на территорию Чечни у селения Зандак – это нынешний Ножай-Юртовский район Чеченской Республики.

Из селения Зандак в сопровождении святого устаза Ташу-Хаджи Саясанского, имам Шамиль прибыл в Беной и там около месяца гостил в доме известного наиба Шамиля - Байсангура Беноевского. Здесь он и залечивал раны.

После этого он перебрался в селение Гуш-Корт Шатойского района, где его принял у себя будущий его наиб Батуко Шатоевский. Отсюда он стал рассылать своих сподвижников по Чечне, призывая чеченцев подняться на всеобщее восстание против России. Поскольку обстановка была и без того предельна накалена, он решил этим воспользоваться.

К цели ценою многочисленных жертв

В 1840 году Шамиль был провозглашен имамом Чечни и Дагестана. После этого он создает свое государство имамат.

В 40-е годы XIX века на территории Чечни разворачиваются наиболее крупные военные действия, в которых мирное население чеченцев стало нести большие потери. Царские войска, как правило, экспедиции совершали зимой, потому что летом, когда была листва, проходя через лес, где прятались чеченские повстанцы, войска несли большие потери.

Во время зимних походов царских войск, равнинное население Чечни сбегало в лес, поскольку царские войска на своем пути уничтожали все чеченские селения. Холода тогда были сильные, жилищных условий в лесу не было, через несколько дней погибал скот от бескормицы, в массовом порядке заболевали женщины и дети, начинали гибнуть люди.

Говоря о потерях среди чеченского населения, хочется отметить, что в ходе Кавказской войны на Северо-восточном Кавказе где-то половина чеченского населения погибла. Если говорить о цифрах, в начале XIX века чеченцев было 150 тысяч. После окончания Кавказской войны, когда была проведена перепись, чеченцев было тоже около 150 тысяч.

За 60 лет население Чечни, как минимум, должно было удвоиться при нормальных условиях. Ни одного человека не прибавилось. Это были страшные потери для чеченцев. Преимущественно были потери среди мужского населения, потому что воевали-то мужчины. Я встречал такую цифру, что в ходе Кавказской войны погибло около 70% чеченских мужчин.

Когда в 1840 году в Чечне произошло всеобщее восстание, к нему впервые присоединились терские чеченцы. Через 3-4 года люди поняли, что в этой войне нет перспектив. А самое главное, что Шамиль в своем государстве создавал слишком жесткие порядки, наказывая людей за малейшие отступления. После этого притеречные чеченцы запросили российское командование о разрешении вернуться на старые территории. В течение первой половины 40-х годов большая их часть ушла из имамата Шамиля и вернулась по Тереку на свои территории.

Наказал мать, чтобы другим было неповадно

К концу 40-х – началу 50-х годов XIX века, неся огромные потери, чеченцы, безмерно уставшие от войны, стали приходить к выводу, что надо признать российскую власть и прекратить вооруженное сопротивление. В немалой степени этому способствовали и проповеди святого устаза Чечни Кунта-Хаджи Кишиева. Во имя спасения чеченского народа, он призывал прекратить вооруженное сопротивление российским войскам. Но очень жестко этому препятствовал имам Шамиль. Потому что понимал, если чеченцы отойдут от него, то имамат не продержится. Как мы увидим позднее, в апреле 1859 года падет его столица в Чечне, в августе он вынужден будет сдаться в плен.

Он всеми мерами препятствовал мирным настроениям. Любой человек, который начинал агитировать за признание российской власти, был казнен. Бывало, что целые селения он уничтожал, которые хотели перейти под российскую власть.

В 50-е годы чеченские селения, которые решали принять российскую власть, посылали гонца к российским войскам с договором о защите. Они просили прислать солдат. И царская власть им действительно присылала солдат, после чего чеченцы переселялись под охраной на подконтрольные России территории. Шамилевские отряды постоянно нападали на переселенцев и российские солдаты, защищая чеченцев, сами при этом погибали.

Есть такой фактологический и объективный случай, согласно которому чеченская делегация пришла к Шамилю просить разрешения на мир с Россией. Они понимали, что их казнят, если они напрямую обратятся к Шамилю. И они решили действовать через его мать.

И вот чеченские делегаты обратились к матери Шамиля с просьбой помочь им. Она пошла к Шамилю и изложила ему просьбу о том, чтоб Шамиль разрешил чеченцам принять российскую власть. Шамиль рассердился и вышел к народу. Он сказал им: «Как вы посмели обратиться ко мне с такой просьбой? Я должен посоветоваться с Аллахом!». После этого Шамиль на 3 дня заперся в мечети. По окончанию он вышел к людям и сказал, что ему категорически запретили какой-либо мир с Россией. А его мать должна быть наказана из-за того, что она посмела к нему с этой просьбой обратиться. И Шамиль приговорил ее к 100 ударам палок. Когда было нанесено 5 ударов, он остановил палача и принял 95 ударов на себя. Конечно, объятые ужасом делегаты от того, что он наказал собственную мать, ушли.

Столицу имамата доверял только чеченцам

Начиная с 1840 года столица имамата – Шамилевского государства – была в Чечне. Он ее в Дагестан не переносил.

Сперва она располагалась в селении Дарго Веденского района (с 1840 по 1845 год), пока во время «даргинской экспедиции» это селение не было уничтожено. После этого Шамиль перенес столицу в Ведено. Так до 1859 года столица имамата находилась в Чечне.

Во-первых, он прекрасно понимал, что чеченцы, дав слово, удар в спину не нанесут. Шамиль знал, что они будут защищать всерьез и надолго. И он, видимо, не был столь уверен в дагестанцах, раз столицу к ним не переносил.

Факт в том, что он ее не переносил.

Как Шамиль чеченцев опорой мусульман называл

Отрывки из книги «Чечня в период Кавказской войны» Гапурова. Она основана на свидетельствах очевидцев и различных исторических документах:

«К 50-х годов все больше и больше горцев начинало склоняться к мысли о полном прекращении сопротивления российской власти. не верило уже больше в победу Шамиля, готово было признать власть «белого царя». Однако сам имам не собирался прекращать борьбу и всеми мерами пытался остановить все ускоряющийся процесс развала имамата. С одной стороны, он рассылал воззвания по чеченским селениям, пытаясь поднять моральный дух населения, призывал к продолжению борьбы с царскими войсками; а с другой - брал заложников от селений, в верности которых он сомневался. «Партии мюридов рыскали по аулам, чтобы не допустить их передаваться на нашу сторону. Среди горцев распускались самые нелепые толки о помощи султана, о возобновлении войны у нас с Европой и т.д.»

В июле 1858 года, пытаясь предотвратить надвигающуюся катастрофу, Шамиль созвал съезд наибов, духовных и должностных лиц. Он убеждал собравшихся в приближающейся победе и необходимости продолжения войны. По его словам, на помощь им шла Турция и Англия.

В своих выступлениях имам Шамиль говорил, что «русское начальство превратит чеченцев в подобие крепостных крестьян и станет забирать рекруты». Отрывок из сочинения дагестанского биографа Гаджи-Али «Сказания очевидца о Шамиле»:

«Они отберут у вас оружие и даже не позволят иметь ножа. Всех почетных ваших сошлют в Сибирь, и вы будете после того как мужики. Вы подождите немного, и увидите, что будет после, и вы будете раскаиваться и грызть себе пальцы, но ничего вам тогда уже не поможет».

Обращение Шамиля к чеченцам на Шалинском съезде:

«Во всем Дагестане храбрее вас нет, чеченцы! Вы свечи религии, опора мусульман, вы были причиною восстановления ислама после его упадка. Вы много пролили русской крови, забрали у них имения, пленили знатных их. Сколько раз вы заставляли трепетать их сердца от страха».

Шамилю казалось, что он убедил собравшихся, но он заставил всех собравшихся дать клятву верности на Коране, что они не прекратят войну.

Без чеченцев имамат пал

В феврале 1859 года российские войска подошли к столице имамата, которая располагалась в Ведено.

Шамиль оставил в командовании Веденским гарнизоном своего сына Гази-Мухаммада, а сам с кавалерией отступил к селению Эрсеной под предлогом, что в крепости нет фуража для кавалерии.

Осада Ведено была упорной и защита крепости была упорной, но Шамиль, который стоял в Эрсеное с кавалерией, не пришел на помощь осажденным. Более того, в день штурма, 1 апреля, он снова собрал в Эрсеное наибов и духовенство Чечни, пытаясь убедить их в необходимости продолжения борьбы. Но все было бесполезно.

В апреле 1859 года Шамиль ушел из Чечни. По пути в Дагестан его казну ограбили. Он всего с 300-400 всадниками останавливается в высокогорном селении Гуниб. 300-400 человек естественно не могли противостоять огромной российской армии.

26 августа 1859 года Шамиль вместе с семьей, в том числе и с двумя взрослыми сыновьями, сдался российским войскам. Его с почетом приняли. Направили в дорогой карете в Москву. И в Москве, заметьте, с первым официальным лицом, с которым он встретился был генерал Ермолов. Тот самый, который в первые годы Кавказской войны очень жестоко обращался с горцами и сжег огромное количество их селений. Ермолов, в принципе, был виновником Кавказской войны.

Затем Шамиля направили на поселение в Калугу. Сняли для него очень большой и удобный дом, поставили ему очень высокую пенсию в 10 тысяч рублей – для того времени это были огромные деньги.

В 1866 году, он вместе с сыновьями, торжественно принял присягу верности российскому царю, а 30 августа 1869 года высочайшим указом в дворянском собрании Калуги ему было даровано потомственное дворянство. В 1870 году имаму Шамилю было совершить хадж в Мекку. В 1871 году он умер в Медине, там и был похоронен.

В 1871 году туда же уезжает его сын Гази-Мухаммад (второй сын имама Шамиля) после разрешения царя. Он побывал на могиле отца. Потом он, несмотря на то, что давал присягу российской власти, поступил на военную службу в Турцию и командовал турецкой дивизий в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Правда Мухаммад-Шафи (четвертый сын Шамиля) служил российской армии. Вот такой путь прошел Шамиль.

Большая часть Дагестана не поддерживала Шамиля

Имам Шамиль действительно не разрешал закончить Кавказскую войну и наказывал людей за пожелания мира.

Уже в Калуге приставу Руновскому, который был приставлен к нему, он говорил: «Да, я был жестоким и с дагестанцами, и с чеченцами. И вам придется это делать».

Власть Шамиля для чеченцев была далеко не радующей. Отдельные чеченские селения, в том числе и дагестанские, восставали против Шамиля.

Было бы ошибкой представлять, что восстал против России весь Дагестан. Большая часть Дагестана не поддерживала Шамиля и не участвовала в вооруженной борьбе против руководства России. Когда он был окружен в селении Ахульго, остальная часть Дагестана в вооруженной борьбе не участвовала. Поняв, что Ахульго падет со дня на день, он вынужден был оттуда бежать.

«Таш адам Байсангур» (Байсангур — Человек из камня), — отзывался о нем Шамиль

Есть такой дагестанский историк Патимат Тахнаева. Она, по-моему, всю свою научную карьеру посветила тому, чтобы доказать, что Байсангура Беноевского не было в Гунибе. Как-будто других проблем в истории Кавказа нет.

Я понимаю почему такие утверждения появляются. Шамиль сдался, а Байсангур не сдался – ушел. Она оперирует тем, что нет документов об этом.

Действительно, правда в том, что никаких документальных подтверждений тому, что Беноевский был в Гунибе – нет.

Я в своих работах писал, что он там был. Эта картина воссоздается по народным приданиям, которые говорят о том, что он там был.

Но, независимо от того, был он там или нет, правда в одном, что Байсангур Беноевский практически единственный наиб Шамиля, который остался ему преданным до конца. Подавляющая масса российских наибов перешла на российскую сторону. Они получали должности, дома, деньги. Байсангур Беноевский не перешел, потому что до последнего оставался верным идее свободы и независимости горцев.

В 1860-1861 годах он поднял в Беное новое восстание. В итоге его пленили, потому что у него не было одной руки, ноги и глаза. Когда российский отряд его окружил в одном из маленьких хуторов в Беное, его друг Солтамурад и часть людей сумели вырваться и уйти, а он из-за того, что у него была одна нога, бежать был не в состоянии. Он и был там пленен.

Его судили и в 1861 году он был повешен на площади в Хасавюрте. Двое его сыновей были сосланы в Россию, но когда они повзрослели, им разрешили вернуться на родину. Однако один из сыновей по дороге умер. Второй вернулся и долгое время был весьма уважаемым старшиной в селении Беной.

Это был храбрейший человек. Человек большого ума. К сожалению, до 1860 года в документах он упоминается мало. Больше говорится о нем после Беноевского восстания. Он единственный наиб, которого Шамиль назвал «Таш адам Байсангур» (Байсангур — Человек из камня). Даже потеряв ногу, руку и глаз, он продолжал сражаться.

Находясь в Калуге в 1960 году, когда там получили известие о том, что Байсангур поднял восстание, Шамиль сказал приставу Руновскому:

«Пока Байсангур не прекратит осознано сопротивление российским властям, война на северо-восточном Кавказе не прекратится».

Слава о Беноевском гремела по всему Кавказу. Практически не было уголка на Северном Кавказе, в котором его бы не знали и им бы не восхищались.

Беседовала Седа Магомадова