Намерением «умереть на священной войне» молодые жители Курчалоевского района Чечни, приговоренные к длительным срокам по обвинению в террористических преступлениях 12 сентября в Грозном, пытались оправдать свой бандитизм

Мессенджеры в очередной раз всколыхнула новость о том, что в Чеченской Республике якобы произошел «вопиющий случай». 12 сентября в зале Верховного суда ЧР был вынесен приговор 14 парням из Курчалоевского района. Они обвиняются в участии в незаконном вооруженном формировании по статье 208 части 2 и в незаконном приобретении и хранении оружия по статье 222.1 части 3. На судебном процессе один из молодых людей, находящийся под стражей, заявил конвоирам, что правоохранители не дали ему стать «смертником». Молодой человек отметил, что он хотел «умереть на священной войне». Об этом агентству «Чечня Сегодня» рассказали очевидцы.

Статьи, которые инкриминировали молодым людям, предусматривают лишение свободы от 8 до 15 лет и от 5 до 12 лет. Подсудимых осудили на срок от 9,5 до 10,5 лет. Им дали минимальные сроки, учитывая тяжесть преступления. Однако родственники были недовольны приговором, поэтому организовали пикет возле здания Верховного суда ЧР. Они уверены, что их сыновьям вынесли несправедливый вердикт.

- Родственников подсудимых можно понять. Они переживают за родных им людей, - заявила в разговоре с корреспондентом ИА «Чечня Сегодня» чеченская правозащитница и член Совета при главе Чечни по развитию гражданского общества и правам человека Хеда Саратова. – Я разбиралась в этом деле и разговаривала с компетентными людьми, чтобы выяснить обстоятельства дела. По их словам, молодые люди осуждены за реальное преступление.

Хеда Саратова добавила, что информация о возрасте осужденных была искажена.

- В средствах массовой информации писали, что это школьники, которым нет и 18 лет. Я могу с уверенностью сказать, что это взрослые молодые люди, возрастная категория которых от 20 и до 40 лет. На момент совершения преступления они все были совершеннолетними, - пояснила она. – Не нужно делать из них мучеников. Я специально вмешалась в это дело, чтобы понять какая информация из той, что распространяют в сети, является достоверной.