27 октября 1991 года Президентом Чеченской Республики был избран отставной генерал Джохар Дудаев. Он вместе с пришедшими к власти сепаратистами объявил о независимости региона и назвал его самопровозглашенной Чеченской Республикой Ичкерией (*запрещена в России и является террористической организацией). С того момента начали погибать люди, а некогда цветущий край стал превращаться в один из самых небезопасных и обедневших субъектов страны. О трудностях этого исторического периода редакции ИА «Чечня Сегодня» рассказали свидетели того времени – представители чеченской общественности.

Заместитель министра Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации Саид-Магомед Баширов в то непростое время был автором-ведущим аналитических программ Гостелерадиокомпании ЧР. Он отметил, что чеченская интеллигенция с некой насмешкой относилась к Дудаеву и его окружению и не воспринимала их всерьез.

«Дудаев и его команда с первых же дней заявили о том, что наука, творчество и искусство - не их сфера. Они считали, что они строят какое-то независимое, суверенное государство на теле огромной России. У них были задачи построить тоталитарное государство. Я не знаю, на что они рассчитывали и рассчитывали ли вообще на что-то, но судя по заявлениям Дудаева, никакие перспективы роста и развития чеченского народа он не планировал», - уверен С.-М. Баширов.

По словам замминистра, журналисты были признаны «врагами Дудаева».

«Мои программы, к примеру, до эфира предварительно просматривал лично покойный Зелимхан Яндарбиев на предмет крамолы (мятежа или государственного заговора, - прим. ред.) в адрес действующего режима. Что касается оплаты труда, мы на какой-то период об этом даже забыли. Я знаю, что учителя, врачи, журналисты работали без заработной платы. Когда человек остается верным своему любимому делу, он продолжает работать и оставаться на своем месте. Вот так было и с нами», - пояснил он.

Директор Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №6» г. Грозного Зулихан Баталова отмечает, что нехватку денег каждому сотруднику бюджетной организации приходилось восполнять подработкой.

«Педагоги и врачи с высшим образованием вынуждены были где-то подрабатывать: кто-то на базаре, кто-то что-то пёк, кто-то вязал и продавал эти вещи. Вот такие трудности были у нас. Пенсионерам пенсия тоже не выплачивалась. Каждый человек вынужден был как-то думать о хлебе насущном», - отметила З. Баталова.

Сильно пострадал и библиотечный фонд республики. По словам директора Национальной библиотеки ЧР Сациты Исраиловой, для спасения книг необходимо было заколачивать окна и двери, но и это не всегда спасало.

«Один из самых непростых периодов в истории работников культуры и меня лично – это был период начала 90-х годов. В 92-ом году я была назначена директором Центральной городской библиотеки Грозного. Как раз в этот период началось время хаоса, беспорядков и тотальной невыплаты заработной платы, - вспоминает С. Исраилова. – Это время, когда из республики начался массовый отток людей. Первые уезжали специалисты. Учреждения культуры подверглись грабежу. Уносили книги. Наши библиотеки оставались незащищенными. Очень часто, уходя с работы, люди заколачивали большими гвоздями окна и двери. Утром приходили, а двери были открыты. Вешать замки было бесполезно».

Несмотря на отсутствие денег и безопасности, многие сотрудники библиотек продолжали работать.

«Достаточно тяжелое было время. Но мы старались работать и не останавливать свою деятельность, поскольку основная категория читателей в этот период были дети. У детей было очень много свободного времени. Они приходили в библиотеки и проводили в них много времени. Все библиотеки были обесточены, не было воды и газа. Из 33 городских библиотек на момент окончания первой военной кампании уцелело не больше 13-14. Остальные были либо разграблены, либо сожжены. Но чаще всего они были разрушены», - утверждает директор Нацбиблиотеки ЧР.

Как только обстрелы утихали сотрудники библиотек приступали к разбору завалов и спасению книг.

«Мы выпали из поля библиотечного пространства. Когда наши соседи переходили на какой-то новый формат работы или на электронную платформу, мы спасали то, что есть. Люди жили надеждами, что все будет хорошо», - заключила Сацита Исраилова.

Фото: Муса Садулаев


При копировании материалов ссылка на сайт обязательна